Трижды президент

Президентские выборы, прошедшие вчера в Алжире, признаны состоявшимися. Победа действующего главы государства Абдельазиза Бутефлики не вызывает сомнений Оппозиционные, главным образом исламистские, партии бойкотировали выборы, которые они назвали фарсом с заранее известным исходом.

Сергей Михеев, Алжир

72-летний Абдельазиз Бутефлика уже выигрывал выборы в Алжире в 1999 и 2004 годах. До недавнего времени Конституция страны допускала лишь два 5-летних президентских срока подряд. Однако в ноябре прошлого года парламент внес в основной закон поправки, отменившие эти ограничения. И сейчас Бутефлику, по предварительным данным, проголосовали 74% избирателей.

Алжирский президент – фигура почти легендарная. Он был главой МИД еще во времена правления отца-основателя современного Алжира Ахмеда Бен Белы. Интересно, что молодому Бутефлике порой приходилось дезавуировать левацкие загибы шефа. Сам же он всегда находился под подозрением как выходец из зажиточной купеческой семьи. И именно желание сместить этого «правого уклониста» в 1965-м побудило к военному перевороту жесткого полковника Бумедьена. Но Бутефлике удалось удержаться во главе внешнеполитического ведомства и проводить политику равноудаленности от Москвы, Вашингтона и Пекина. Впрочем, потом он надолго попал в опалу и лишь в 1999-м, победив на выборах на волне борьбы с исламским радикализмом, наконец, попал в президентское кресло.

Обычно в пятницу – день молитв, когда полуденный джума-намаз рассматривается как обязательный для всех взрослых мужчин, – жизнь в алжирской столице вымирает. Закрыты учреждения, базары и магазины, улицы пустынны, если не считать резвящихся ребятишек. Но сегодня с утра наблюдается необычное оживление. Мужчины – молодые и пожилые – собираются в кружки и обсуждают, по-видимому, исход выборов.

В изрядно обветшавшем белокаменном городе, в свое время построенном французами, сейчас иностранцы, похоже, на пересчет. Дело в том, что еще в 1993 году Вооруженная исламская группа – одна из организаций, поставивших целью создание теократического государства, – издала фетву со смертным приговором всем иностранцам, работающим в Алжире. Фетва противоречила заповедям Пророка, который учил правоверных быть милосердными даже к врагу и не убивать безоружных людей. Но боевики не считались ни с законами, ни с постулатами религии. Логика их действий была циничной: Алжир позарез нуждается в иностранных инвестициях и специалистах. Чтобы свалить правительство, следует изгнать иностранцев. Вот экстремисты и развернули на них охоту. К сожалению, жертвами фанатиков стали и российские нефтяники, химики, дипломаты. Некоторых находили с перерезанным горлом.

Начало кровопролитию в Алжире положили события 17-летней давности, когда правительство, поддержанное армией, отменило выборы, которые радикальные партии, скорее всего, должны были выиграть. Исламисты подняли кровавый мятеж, переросший в гражданскую войну. В той схватке полегло как минимум сто тысяч человек.

«С приходом Абдельазиза Бутефлики провозгласили амнистию для боевиков, которые не убивали, и смягчили наказание даже для тех, у кого на руках кровь. И насилие, слава Аллаху, пошло на убыль», – рассказывает знакомый алжирец.

С террором алжирцы борются старым советским оружием. Их армия на 90% оснащена нашей техникой, отсюда потребность в инструкторах и советниках, запчастях, модернизации вооружений и особенно в новых закупках. Не случайно вопросы военно-технического сотрудничества вышли на первый план во время визита Владимира Путина в Алжир в 2006 году. Его итогом стал пакет соглашений на поставки вооружений, который назвали самым крупным за всю постсоветскую историю нашей страны- 7,5 миллиардов долларов.

Стороны договорились, что Россия поставит в Алжир эскадрилью из легких фронтовых истребителей МиГ-29, тяжелых многофункциональных Су-30, учебно-боевых Як-40. А еще – системы ПВО С-300, противотанковые комплексы «Метис» и «Корнет», наконец, сами танки Т-90, способные чуть ли не «летать» по Сахаре.

При этом Россия спишет Алжиру весь долг – 4,7 млрд. долларов, который накопился еще с советских времен и считался невозвратным. Правда, после того, как Алжир начнет платить по всем заключенным контрактам. Такую схему Москва опробовала, когда простила долг Сирии. Но масштабы были намного скромнее.

И все потому, что Алжир стал первой арабской страной, с которой Россия подписала Декларацию о стратегическом партнерстве. Было это восемь лет назад, когда Бутефлика приезжал в Москву.

Share Button