Саакашвили просят уйти

5 марта истекает срок ультиматума, предъявленного Михаилу Саакашвили “Альянсом для Грузии”. Оппозиционное объединение потребовало назначить дату проведения референдума по внеочередным президентским выборам

Ирина Джорбенадзе, Тбилиси

Альянс, объединяющий сторонников бывшего постпреда Грузии в ООН Ираклия Аласания и наиболее интеллектуальные в Грузии партии – Республиканскую и “Новых правых”, – не одинок в требовании отставки президента. С аналогичными призывами по весне выступает почти вся грузинская оппозиция. Однако пути отстранения Саакашвили от власти у нее разные, что традиционно мешает ей координировать свои действия, не говоря уже об объединении и доведении начатого дела до конца.

Поэтому новая кампания по избавлению от Саакашвили скорее всего завершится безрезультатно. Во всяком случае, лозунг “Грузия без Саакашвили!” вряд ли будет материализован нынешней весной, как на то рассчитывает практически вся оппозиция. В ней, помимо Аласания, появилась еще одна старо-новая, но в высшей степени активная политическая фигура – экс-спикер парламента Нино Бурджанадзе, возглавившая партию “Демократическое движение – Единая Грузия”.

Вокруг нее уже начала группироваться немалая часть оппозиционных партий, призывающих население начать 9 апреля общегрузинские акции протеста с требованием отставки Саакашвили и назначения досрочных президентских выборов. Президент, заявила Бурджанадзе, должен уйти до 9 апреля. В противном случае “мы сочтем, что все ресурсы исчерпаны, и для спасения страны останется единственный путь – начало всеобщих акций протеста и их продолжение до тех пор, пока президент не будет вынужден оставить свою должность”.

В отличие от нее, Аласания и Ко. дали Саакашвили время подумать и определиться с проведением референдума, на котором, уверены оппозиционеры, население выступит за новые выборы. Но если Саакашвили референдум не назначит, альянс, сказал Аласания, будет действовать “с учетом национальных интересов и интересов безопасности”, и “начнет реальные действия для проведения народного плебисцита”.

Что конкретно подразумевается под такими действиями, не уточняется. Признаков того, что президент согласится на референдум, тоже нет: он неоднократно предупреждал, что не допустит еще одних досрочных выборов в Грузии. Напомним, последние досрочные президентские выборы Саакашвили назначил сам, после жестокого разгона в ноябре 2007 года мирных акций протеста оппозиции в Тбилиси.

Таким образом, внутриполитическая ситуация в Грузии сегодня довольно нестабильная, но все еще достаточно успешно контролируемая властями, которым, кстати, не надо прилагать сверхусилий для ослабления оппозиции. Она сама себя успешно ослабляет взаимными упреками, внутренними разборками и непомерными амбициями своих многочисленных политических лидеров.

На данном этапе основная, хотя и скрытая борьба за власть внутри оппозиции идет между Бурджанадзе и Аласания. Несмотря на то, что еще совсем недавно главной мишенью для нападок оппозиции была именно экс-спикер, она для многих остается одним из реальных претендентов на президентский пост. Аласания пока не имеет серьезного, и, что главное, порочащего его политического опыта, и это может произвести должное впечатление на большую часть электората. Кроме того, бывший постпред имеет репутацию уравновешенного политика, что тоже важно, поскольку народу изрядно надоели эксцентричные и непрогнозируемые лидеры. Отметим, что альянс уже заявил о своем намерении выдвинуть Аласания на пост президента Грузии.

Что же касается Бурджанадзе, экс-спикер дала понять, что ей не чужды президентские амбиции: она уже дважды временно исполняла обязанности главы государства. В первый раз, в “революцию роз”, когда в ноябре 2003 года Эдуард Шеварднадзе был отстранен от власти, и после ноябрьских событий 2007 года, когда Саакашвили сам снял с себя президентские полномочия и назначил досрочные выборы. Если Бурджанадзе все же станет баллотироваться на следующих выборах, ей, вероятно, сильно помешает то, что в бытность спикером парламента она рьяно отстаивала все решения и действия Саакашвили и не шла ни на какие компромиссы с оппозицией. Во многом это обстоятельство и обусловило массовые выступления оппонентов власти в ноябре позапрошлого года.

И если одно крыло оппозиции из конъюнктурных политических соображений “простило” ей прошлые грехи, другое крыло, в частности, Лейбористская партия, всепрощением не отличается. Она однозначно отказалась участвовать в анонсированных на апрель акциях протеста. “Мы будем в авангарде борьбы против Михаила Саакашвили, но не будем находиться там, где проходят акции, финансируемые Нино Бурджанадзе, чтобы она вернулась к власти и продолжила разрушение и разграбление этой страны”, – пояснили в партии труда.

Что же касается руководства страны, ожидаемую весеннюю кампанию по отстранению Саакашвили от власти внешне оно встретило спокойно. “В рамках закона в этой стране у всех есть право зафиксировать собственную позицию, и в этом нет ничего драматичного”, – сказал спикер парламента Давид Бакрадзе. Заметим, что такие же заявления представители власти, включая Бурджанадзе, делали и накануне 7 ноября 2007 года. Поэтому не вполне понятно, где проходит грань между законом и беззаконием, когда дело доходит до массовых выступлений населения. Скорее всего, мерилом здесь является градус народного негодования и угрожающее число недовольных. То есть, наличествует или нет так называемая “критическая революционная масса”.

Успешность кампании по относительно быстрому отстранению Саакашвили от власти зависит и от того, насколько плотно “телодвижения” оппозиции управляются из-за рубежа. Внутри Грузии “критическая масса” явно не созрела, и революция только внутренними силами стране не грозит. В Тбилиси поговаривают, что Саакашвили уже надоел Вашингтону, и Барак Обама, в отличие от Джорджа Буша, терпеть его выходки не намерен. Судя по кулуарным разговорам, администрация США еще не определилась, кого она хочет видеть во главе грузинского государства – Бурджанадзе или Аласания.

Создается, однако, впечатление, что на данном этапе администрацию США не слишком заботят внутриполитические процессы в Грузии, и она заняла выжидательную позицию. Впрочем, не настолько, чтобы допустить в Грузии российское политическое влияние либо вовсе отказаться от поддержки страны.

 

Share Button