Русской ментальностью заинтересовались в Вене

В австрийской столице прошла конференция «Восточноевропейская и западноевропейская ментальности: есть ли надежда на взаимопонимание?». Главным инициатором форума был Университет имени Зигмунда Фрейда, готовящий специалистов широкого спектра с области психологии и психоанализа.

Диана Видра, Вена

Тема вступительного доклада ректора университета Альфреда Притца уточняла: «Восточноевропейская и западноевропейская ментальности: есть ли надежда на взаимопонимание в Вене?». Исходя из активного участия в организации конференции обучающихся в университете российских студентов и из слаженности ее работы, как раз в столице Австрии с взаимопонимаем вроде бы все в порядке.

На вопрос корреспондента Iron Times, как и почему возникла идея организации конференции, Притц ответил: «Вена ведь расположена на перекрестке востока и запада, и мы, венцы, любим шутить: восток начинается в Вене. Это означает, однако, не только взаимопонимание, но и большие противоречия и конфликты, проникающие во все области жизни. Вот мы и подумали, а не пришло ли время для активного диалога наших культур, тем более, что в нашем универститете учится немало студентов из России и других стран, расположенных к востоку от Австрии. Когда мы разослали информацию о конференции, честно говоря, сами удивились тому огромному количеству заявок на участие, которое мы получили».

Из 60 докладчиков – психологов, философов, социологов, этнографов – чуть ли не больше половины оказались специалистами из России. Сам Притц – большой друг России и Украины. Последнюю он, к слову, сам того не замечая, в разговоре с трудом отделяет от России. С 1992 по 1999 год он руководил во Львове большим проектом по подготовке специалистов в области психологии. С ним вместе работало около 20 австрийских коллег.

Темы докладов говорят сами за себя – «Восток запада и запад востока: межкультурные проекции как игра с нулевым результатом», «Жизненные сценарии в Восточной Европе», «Суеверие и магия в ментальных структурах бывших социалистических обществ», «Психотерапевтические аспекты ментальности советского и постсоветского человека в России», «Особенности русского самосознания», «Индивид и общество в современной России: русское понимание мира» и т.д.

В зале раздавались, однако, не только аплодисменты, но и серьезная критика, например в адрес докладчика, который слишком односторонне оценивал советский период – так, словно мы в то время и не жили вовсе, и не было в нашей жизни ничего положительного. Чрезмерная политизированность некоторых выступлений явно не шла на пользу психоанализу таких «пороков общества», как национализм и расизм. Резали слух выражения вроде «хомо совьетикус / постсовьетикус».

Недаром вопрос самоидентификации остается одним из ключевых вопросов психотерапии: кто из нас не знает, как трудно порой дается осознание того, что «я такой, как все». В то же время осознание обратного – «О Боже, неужели я не такой, как все!» – тоже может лишить душевного равновесия.

В споре, как говорили мудрецы, рождается истина. Не говоря уже о том, что публичные дискуссии на подобные темы помогают добиться своего рода психотерапевтического эффекта. Раны нельзя скрывать, их нужно лечить, не так ли?

Истина, по мнению участников конференции, заключается как раз в том, что восточноевропейская и западноевропейская ментальности не так уж сильно отличаются одна от другой, и взаимопонимание, конечно, возможно. Решающим фактором остаются желание понять друг друга, добрая воля и доброжелательность. И еще – спокойное отношение к прошлому, его ведь все равно не изменить.

Share Button