Превратится ли Джавахети в Нагорный Карабах?

«У Армении и Грузии больше общностей, чем проблем». Данный тезис на днях был озвучен президентом Армении Сержем Саргсяном, который считает, что взаимоотношения двух соседних стран в будущем «будут только улучшаться». Президента Армении трудно заподозрить в геополитическом альтруизме: его «грузинофильство» стало в определенной мере реакцией на недавние инициативы Тбилиси.

Сергей Мирославский

5 апреля нынешнего года министр иностранных дел Грузии Григол Вашадзе заявил, что Грузия намерена строить стратегические отношения с Арменией. По словам главы грузинского МИДа, интенсификация отношений с Ереваном станут составной частью новой внешнеполитической стратегии Грузии. Прежняя стратегия охватывала 2007-2009 гг., а новая нацелена на 2009-2010 гг. В прежних документах МИДа Грузии под определение «стратегический партнер» попадали США, Украина, Азербайджан (эту страну Саакашвили даже называл «гарантом национальной независимости Грузии), Турция. Теперь Армения должна войти в число «друзей».

Впрочем, такая «дружба» имеет вполне определенные рациональные резоны. Для Армении (до положительного решения вопроса об открытии границ с Турцией) Грузия является (наряду с Ираном) воротами в мир. Через Грузию проходит почти 2/3 армянского экспорта, а Поти в шутку называют «армянским морским портом». И хотя Армения рассматривается как главный союзник РФ на Южном Кавказе, официальный Ереван никогда не стремился к отождествлению своих национальных интересов с российскими взглядами и подходами. Лишенная общих границ с Россией Армения просто не может усугублять свою изоляцию посредством ухудшения двусторонних отношений с соседней Грузией. Именно поэтому Ереван был весьма сдержан во время «пятидневной войны». Армения не поддержала независимости Абхазии и Южной Осетии.

Если же говорить о Грузии, то ситуация в ее регионах, компактно заселенных крупными этническими меньшинствами, хотя и находится вне фокуса информационного интереса, чрезвычайно важна для Тбилиси. Тем более что события последних месяцев дают повод для тревоги. По словам известного американского исследователя армянского происхождения Ричарда Гирагосяна, «Грузии для сохранения своей стабильности нужно решить проблемы Джавахка» (так в армянском мире называют Джавахети). Гирагосян полагает, что «изменившиеся политические реалии – августовские события и признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, последовавшие затем заявления мировых лидеров о недопустимости новых конфликтов на территории Южного Кавказа – должны отрезвить грузинские власти».

Напомним, что Джавахети (Джавахк) является частью края Самцхе-Джавахети, который расположен на стыке границ Грузии, Армении и Турции. Самцхе-Джавахети как административно-территориальная единица – результат объединения Самцхе и Джавахети (по-армянски Джавахк). В состав Самцхе входят Адигенский, Аспиндзский, Ахалцихский, Боржомский районы. В Джавахети – Ахалкалакский и Ниноцминдский районы. В районах Самцхе большинство населения составляют грузины, а в Джавахети численность армян равняется 95% населения. В объединенном регионе армяне – это почти 56% населения. Заметим, что даже в Абхазии процент абхазов был намного более скромным, он составлял 17%.

В самом начале 1990-х годов на территорию Джавахети фактически не распространялся грузинский суверенитет. Однако после националистических крайностей режима Звиада Гамсахурдиа армянский «сепаратизм» уступил место умеренному автономизму или федерализму. Проблема в том, что в Джавахети очень часто эти понятия не четко различаются. 19 августа 2008 года общественные организации Джавахка признали «формирование федеративного государства единственно возможным вариантом развития Грузии». И такие инициативы время от времени появлялись в Джавахети на протяжении второй половины 1990-х – начала 2000-х годов.

Сегодня трудно прогнозировать новый всплеск сепаратизма или превращения Джавахети в Нагорный Карабах. Однако январский инцидент, случившийся в армянонаселенном регионе, поставил немало проблем для отношений между Тбилиси и армянской общиной Грузии, а также между Грузией и соседней Арменией. Суть происшествия такова. 22 января 2009 года грузинские полицейские задержали Григора Минасяна, директора Армянского молодежного центра Ахалцихе, а спустя некоторое время Сергея Акопджаняна, председателя благотворительной организации «Шарль Азнавур» (названной в честь известного французского певца армянского происхождения). В тот же день обоих задержанных отправили в Тбилиси. Чуть позже МВД Грузии распространило информацию о том, что против обоих задержанных возбуждено уголовное дело по обвинению в членстве в незаконной вооруженной группировке и шпионаже.

Однако у армянской стороны своя версия событий. В интервью газете «Азг» председатель земляческого союза «Джавахк» депутат национального парламента Армении Ширак Торосян высказал мнение, что целью арестов является создание «атмосферы страха и недоверия» в регионе со стороны Тбилиси. С точки зрения Торосяна, Тбилиси преследует цель представить армянонаселенный регион в качестве рассадника сепаратизма. А потому, начиная с января нынешнего года, в двусторонних отношениях наступило некоторое охлаждение». На февральской пресс-конференции в Ереване политолог из Института Кавказа Сергей Минасян справедливо заметил: «Армянской стороне лучше всего поддерживать статус-кво, сложившийся в Джавахети еще со времен Советской Грузии. Но по разным причинам он не устраивает Грузию». Поэтому она с подозрением относится к деятелям армянского национального движения. Что ж, из недавнего опыта известно, к чему ведет стремление изменить статус-кво без учета интереса противоположной стороны.

Между тем, обе стороны (особенно грузинская) постарались избежать разрастания конфликта. 24 февраля 2009 года спикер парламента Грузии Давид Бакрадзе в Национальном Собрании Армении заявил, что «главной задачей двух государств, которые в течение веков оказывали друг другу помощь, является защита от внешней агрессии». В самом деле, Тбилиси не может не понимать, что дополнительные раздражители в отношениях с Ереваном не сулят ничего хорошего. Особенно после «пятидневной войны».

Но дружбой с Москвой Ереван не ограничивается. Если в своем противоборстве с Кремлем Грузия могла разыгрывать антиимперскую карту, то с Ереваном этот номер не пройдет, учитывая армянские позиции на Западе. В этом плане показательно суждение Ричарда Гирагосяна о том, что «президент Михаил Саакашвили должен направить свои усилия на решение этих проблем, а не повторять ошибки своих предшественников Звиада Гамсахурдиа и Эдуарда Шеварднадзе, которые привели к выходу из состава Грузии Абхазии и Южной Осетии». Особенно учитывая такие факты, как обещания нового президента Барака Обамы признать геноцид армян в 1915 году в Османской империи (определенная работа по превращению предвыборного лозунга в реальность ведется), а также его публичные оценки Армении как «верного партнера США».

Share Button