Ожидаемый провал

В резиденции президента Дмитрия Медведева в Барвихе сегодня прошли переговоры по приднестровскому урегулированию. В них впервые за долгое время приняли участие президент Приднестровья Игорь Смирнов и президент Молдовы Владимир Воронин.
Наблюдатели предсказывали, что встреча закончится неудачей, и ни к какому соглашению о принципах разрешения конфликта стороны не придут. Так и произошло.

Геннадий Савченко

Москва не первый раз пытается усадить приднестровского и молдавского лидеров за стол переговоров. За последние полгода таких попыток было как минимум две. Первую на встрече глав правительств СНГ в Кишиневе в ноябре предпринял премьер-министр Владимир Путин. Тогда же российское руководство устами вице-премьера Игоря Шувалова озвучило тот компромисс, достижения которого оно ожидает от обеих президентов. Заявив, что Россия «исходит из принципов территориальной целостности Молдовы», вице-премьер предложил частично вернуться к так называемому Плану Козака, отвергнутому молдавскими властями в 2003 году. План (или меморандум), предложенный Дмитрием Козаком (он был на тот момент первым заместителем руководителя аппарата правительства), предусматривал преобразование Молдовы в федеративное государство с широкими правами для Приднестровья и провозглашение русского вторым государственным языком.

Однако Смирнов в Кишинев не приехал. Не состоялась и встреча Воронина со Смирновым в Приднестровье, запланированная на январь.

В Москву оба президента прибыли за несколько дней до встречи и имели личные беседы с Медведевым. Сами переговоры в Барвихе длились около пяти часов. Однако по их итогам было принято всего лишь совместное заявление.

«В заявлении отмечается удовлетворение тем, что в течение многих лет удается поддерживать мир на Днестре, и подчеркивается стремление достичь урегулирования приднестровского конфликта исключительно мирными политическими средствами», – сказал министр иностранных дел Сергей Лавров. В переводе с дипломатического языка это означает, что встреча завершилась провалом.

Объяснение неудачи очень простое: ни приднестровское, ни молдавское руководство не хочет договариваться.

Лидер молдавского движения «Равноправие» Валерий Клименко полагает, что, соглашаясь на переговоры в Москве, Воронин преследует собственные цели, связанные не с урегулированием приднестровского конфликта, а избирательной кампанией в его стране. «Видимое сближение с Россией для него – это лишь тактический ход перед парламентскими выборами 5 апреля. Он пришел к власти на пророссийских лозунгах, а теперь опросы свидетельствуют, что его Коммунистическая партия потеряет много голосов; хотя не факт, что потеряет парламентское большинство. Вот он и демонстрирует электорату, что он по-прежнему за Россию. Но дальше общих заявлений он не намерен идти».

В то же время, как отмечает Клименко, в Молдове идет активное вытеснение русского языка. В контролируемом коммунистами парламенте одобрен проект закон об образовании, который запрещает обучение на русском языке по ряду специальностей. Население Молдовы по-прежнему получает румынские паспорта в упрощенном порядке (румынское гражданство, по некоторым оценкам, есть у более чем половины населения республики).

В свою очередь, в Приднестровье идею отказа от независимости и объединение с Молдовой по-прежнему воспринимают негативно. «Независимостью не торгуют», – сказал, как отрезал корреспонденту Iron Times спикер приднестровского парламента, лидер партии «Обновление» Евгений Шевчук. В Приднестровье ссылаются на результаты двух референдумов, на которых подавляющее большинство населения высказалось за независимость и последующее вхождение в состав России.

С молдавскими выборами там связывают свои надежды. «Понимаем, что контроль над парламентом Воронин сохранит, и победит всё равно его партия. Но нас бы даже устроила победа националистов во главе с Юрие Рошкой. Тогда, по крайней мере, маски были бы сброшены, и Молдова открыто взяла бы антироссийский курс, курс на вхождение в Румынию и сближение с НАТО», – считает депутат парламента Приднестровья, глава союза украинцев республики Владимир Боднар.

От переговоров с Молдовой в Приднестровье ждали другого: снятие экономической блокады с республики. Дело в том, что в 2006 году Молдова и Украина (с этими двумя странами граничит ПМР) договорились о запрете транспортировки приднестровских грузов через украинскую территорию без прохождения через молдавские таможенные пункты. К тому же приднестровские предприятия обязаны регистрироваться в Молдове, а не в ПМР. Фактически они обязаны платить двойную пошлину – Молдове и Приднестровью. «Крупные предприятия могут пойти на дополнительные расходы, а малый бизнес разоряется, из республики идет отток населения», – говорит Шевчук.
Раньше уровень жизни в Приднестровье был несколько выше, чем в Молдове. Теперь же, как заявил приднестровский спикер, постоянно за пределами республики находятся от 50 до 70 тысяч человек из пятисоттысячного населения Приднестровья.

Впрочем, и крупным предприятиям приходится туго. «Больно ударил и российский запрет на экспорт вин, и молдавская блокада», – заявил директор приднестровского завода КВИНТ (Коньяки, вина и напитки Тирасполя) Олег Баев. По его словам, только 25% продукции завода идет на экспорт из-за непомерных расходов на транспортировку и таможню. «Сжимать пружину можно до определенного предела. В условиях нагнетания этого кризиса, он может приобрести характер военного противостояния, чего бы крайне не хотелось», – сказал Шевчук.

Между тем, на трехсторонней встрече в Москве вопрос о блокаде Приднестровья так и не был решен. Разве что помощник российского президента Сергей Приходько объявил о намерении направить в регион 50 тыс. тонн мазута в качестве гуманитарной помощи. Но не приднестровцам, а, почему-то, Молдове.

 

Share Button