Основа сотрудничества – прагматизм

Сегодня в Москве состоится рабочая встреча президентов России Дмитрия Медведева и Азербайджана Ильхама Алиева, основными темами которой, как ожидается, станут газовое сотрудничество двух стран, проблема урегулирования азербайджано-армянского конфликта в Нагорном Карабахе (НК), ситуация на Южном Кавказе, подходы к решению правового статуса Каспия.

Владимир Мишин, Баку

Вчера в Баку посол России в Азербайджане Владимир Дорохин назвал основные принципы, на которых базируется сотрудничество двух стран. Это безусловное признание Москвой территориальной целостности Азербайджана, уважение независимого внешнеполитического курса республики и готовность строить отношения с Баку на основе взаимной выгоды и баланса интересов. Эти базовые принципы, надо полагать, лягут в основу сегодняшнего диалога президентов Д.Медведева и И.Алиева.

Стоит напомнить, что прагматизм отношений Москвы и Баку позволил довести в 2008 году российско-азербайджанский товарооборот до 2,4 млрд долларов. Более того, Россия в списке стран, экспортирующих свою продукцию в Азербайджан, уверенно занимает первое место, обеспечивая 18% всего импорта республики. При этом даже глобальный финансово-экономический кризис снизил товарооборот России с Азербайджаном всего на 10%, тогда как в российской торговле с другими странами СНГ этот показатель упал почти на 50%.

Прагматизм лежит и в основе ожидаемого российско-азербайджанского соглашения о купле-продаже газа Стадии 2 газоконденсатного проекта Шах-Дениз (месторождение находится в каспийском экономическом секторе Азербайджана, его газовый потенциал оценивается в 1,2 трлн куб.м). Дело в том, что, как заявил Iron Times президент Государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики (ГНКАР) Ровнаг Абдуллаев, «оптимальным сроком начала промышленной добычи газа и газоконденсата в рамках Стадии 2 проекта Шах-Дениз является период 2014-2015 годов». Но чтобы начать добычу газа Стадии 2 в 2014-2015 годах (максимальный уровень добычи – 8,6-9 млрд куб.м в год), этот проект должен быть санкционирован Азербайджаном в ближайшее время.

Потому что только после этого международный консорциум сможет приступить к работам в рамках Стадии 2 на месторождении Шах-Дениз. А между санкционированием Стадии 2 и началом промышленной добычи газа лежит временной интервал длиною в 5-6 лет. Вот и получается, чтобы получить промышленный газа Стадии 2 в 2014-2015 годах, санкционировать проект необходимо в 2009 году.
Однако Баку не сможет санкционировать Стадию 2 до тех пор, пока не будет подписано соглашение о купле-продаже добытого в рамках этого проекта газа. Формально о готовности покупать газ Стадии 2 Шах-Дениза заявляли Турция, Греция, Италия, Болгария, Иран.

О готовности его прокачки звучали декларативные заявления компаний-участниц проекта Nabucco, об этом же говорят и в Киеве, выступившим инициатором трубопроводного проекта «Белый поток», совершенно не обеспеченного, правда, инвестиционными ресурсами, а потому подпадающего под категорию мифических.

То есть слов о готовности покупать газ Стадии 2 Шах-Дениза за последнее время было сказано превеликое множество. Да вот беда: их поток не был подкреплен достойными ценами за газ Азербайджана и реальными трубопроводными магистралями, соединяющими республику с покупателями каспийского газа.

И здесь уместно вспомнить о газе Стадии 1 Шах-Дениза, соглашение о купле-продаже которого Азербайджан подписал с Турцией в 2001 году. Так вот, это было очень неудачное с коммерческой точки зрения соглашение, в соответствии с которым цена 1000 куб.м газа Шах-Дениза для Турции была ограничена планкой в 120 долларов. Грузия за газовый транзит в Турцию вообще получила право на закупки газа Шах-Дениза по льготным максимальным 63 долларам за 1000 куб.м. При таком ценовом раскладе Стадии 1 и текущих среднемировых ценах на газ финансовые потери Азербайджана за 15 лет действия азербайджано-турецких и азербайджано-грузинских газовых контрактов составят свыше 20 млрд долларов.

Вот и в рамках Стадии 2 Шах-Дениза Турция и Грузия надеялись на повторение своего финансового успеха 2001 года. Вновь, разумеется, за счет Азербайджана. Тем более что газ Шах-Дениза экспортируется по 690-километровому Южно-Кавказскому трубопроводу (потенциальная мощность магистрали ЮКТ – до 20 млрд куб.м газа в год), строительство которого обошлось участникам проекта Шах-Дениз в 1 млрд долларов, и их-де надо отрабатывать республике своим газовым экспортом.

И тут Россия (в июне 2008 года) сделала Азербайджану предложение покупать газ республики по мировым ценам. Ну а газопровод Моздок – Кази-Магомед (построен в советское время, проектная мощность – 10 млрд куб.м газа в год), связывающий Россию и Азербайджан, позволяет осуществлять поставки азербайджанского газа в северном направлении без транзитных посредников.

Другими словами, коммерческая составляющая газового сотрудничества России и Азербайджана оказалась для Баку наиболее привлекательной. В этом, собственно, и заключается весь «секрет» азербайджано-российского газового прагматизма. Поэтому говорить, что Россия «увела» газ Азербайджана от Nabucco и «Белого потока», означает не замечать очевидного – финансовой выгоды, получаемой республикой от сотрудничества с северным соседом. В этом ключ и к меморандуму о взаимопонимании, подписанному ОАО «Газпром» и ГНКАР 27 марта в Москве, и к ожидаемому газовому контракту по Стадии 2 Шах-Дениза, открывающему путь к ее санкционированию, к началу очередного этапа масштабных работ на каспийском шельфе Азербайджана.

Что касается карабахской составляющей сегодняшних переговоров президентов Д.Медведева и И.Алиева, то Россия как сопредседатель Минской группы (МГ) ОБСЕ придерживается в них нейтральной позиции. Другими словами, Азербайджан и Армения должны сами договориться о принципах урегулирования конфликта в НК, а Россия готова стать одним из гарантов их исполнения.

Правда, кавказский статус-кво изменился после того, как Анкара и Ереван, активно поддерживаемые Вашингтоном, заявили о намерении нормализовать отношения, прерванные в 1993 году по инициативе Турции, оказавшей таким образом Азербайджану и политическую, и экономическую поддержку. Однако 16 лет спустя Анкара близка к тому, чтобы изменить свой кавказский курс. Вчера в Ереване глава МИД Турции Али Бабаджан, прибывший в Армению на заседание глав МИД стран-членов ОЧЭС, подтвердил наихудшие опасения Баку: «Турция и Армения намерены достичь единого решения и полностью восстановить отношения».

И даже фраза А.Бабаджана, что нормализация отношений между Арменией и Турцией будет проходить параллельно с азербайджано-армянскими переговорами по НК, вряд ли может уменьшить тревогу Азербайджана. Уж очень несхожи подходы Баку и Еревана к мирному урегулированию проблемы НК, чтобы можно было говорить о скором успехе карабахских переговоров. Действительно, Баку готов предоставить НК статус самой высокой автономии, но в рамках территориальной целостности Азербайджана. (Для России, напомним, территориальная целостность Азербайджана – один из базовых принципов российско-азербайджанских отношений.)

Ереван же видит решение конфликта в НК в предоставлении Карабаху политического суверенитета.
Хотя вчера в Баку американский сопредседатель МГ Мэтью Брайза бодро так заявил о возможном «прорыве на переговорах по НК», который якобы ожидается уже в мае. А открытие армяно-турецкой границы, как заявил президент Армении Серж Саргсян, может произойти до 7 октября этого года. Так что по теме Карабаха президентам России и Азербайджана действительно есть что обсудить.

Более того, сближение Армении и Турции, уж очень активно поддерживаемое США, может оказаться только прелюдией к большой кавказской игре, начатой Вашингтоном. Во всяком случае, азербайджанский политолог, попросивший не называть его имени, допускает, что на Кавказе США реализуют сценарий, затрагивающий интересы как Азербайджана, так и России. Суть его такова. США усиливают свое влияние в Турции, используя для этого политические и финансовые инструменты. Нормализация отношений Анкары и Еревана приводит к усилению влияния США и в Армении. Затем США поддерживают усилия Турции по вовлечению Ирана в газовый проект Nabucco. Сам Вашингтон может занимать нейтральную или даже критическую по отношению к Ирану позицию, но при этом молчаливо согласиться на участие в иранских газовых проектах компаний Турции и других заинтересованных стран Европы.

Следом за Ираном к газовому сотрудничеству с Турцией присоединяется Туркменистан. В результате газовая труба или даже трубы прокладываются по территориям Туркменистана, Ирана, Турции и, обходя Россию, устремляются в Европу. То есть Иран и Туркменистан, обладающие запасами газа, оцениваемыми в 40-60 трлн куб.м, становятся активными поставщиками энергоресурсов в Турцию и далее в Европу. В результате из Европы планомерно начинает выдавливаться «Газпром», а Азербайджан с его газовыми запасами в размере 1,5-2 трлн куб.м США становится уже и не нужен. Правда, в этом сценарии есть такое ключевое звено, как Иран.

«Поэтому Азербайджан и Россия заинтересованы в том, чтобы, используя свои возможности влияния на Иран, ограничить распространение этих американских планов границами Турции. И я думаю, что этой темы президенты России и Азербайджана сегодня коснутся, хотя она и попадет в разряд «закрытых», о которых не говорят на брифингах и пресс-конференциях», – заявил Iron Times политолог.

Share Button