Оппозиция Грузии объявила мертвый сезон

Грузинская оппозиция попрощалась до осени – в Тбилиси жарко, и надо набраться сил для нового этапа борьбы. Впрочем, протестный градус населения стал резко снижаться задолго до того, как температура воздуха поползла вверх, и совсем не факт, что по прохладной погоде оппоненты власти сумеют собрать хотя бы часть тех, кто митинговал еще весной.

Ирина Джорбенадзе, Тбилиси

Оппозиция, начавшая 9 апреля организованные акции протеста с требованием отставки Михаила Саакашвили и проведения досрочных президентских выборов, выдохлась уже на четвертом месяце, не добившись никакого результата. Саакашвили сказал, что не уйдет, и не ушел. Сейчас оппозиция успокаивает себя, своих сторонников и не определившихся тем, что “это еще не конец борьбы”, которая “примет новые формы”.

Какие именно, не уточняется, хотя еще в начале лета в качестве таковых назывался перенос оппозиционной активности на регионы. Но оппоненты власти снова “пролетели”, поскольку в провинции митинговать никто не стал: то ли лень, то ли незачем, и есть заботы поважней.

В политическом центре Грузии – Тбилиси – картина еще грустнее. Расставленные оппозицией по всему центру импровизированные тюремные камеры, символизирующие, что Саакашвили превратил Грузию в полицейское государство, пришлось демонтировать за ненадобностью. В них никто не заглядывал, они обветшали, блокировали движение на центральных магистралях, и все это вызывало раздражение населения.

Как видно, не оправдал надежд оппозиции и визит в Грузию вице-президента США Джозефа Байдена: от него ожидалась “поддержка грузинской демократии”. С ним встретились несколько оппозиционных лидеров, включая экс-спикера парламента, лидера партии “Демократическое движение – Единая Грузия” Нино Бурджанадзе, которая, по кулуарной информации, получила от американца достаточно резкую отповедь.

Что же касается Саакашвили, Байден, напротив, публично расхвалил его и дал понять, что пока, во всяком случае, американская администрация не собирается его “сдавать”, и оппозиции придется ждать очередных выборов.

В столь патовых условиях оппонентам власти не осталось ничего другого, как усилить вербальную составляющую борьбы с властями, но и она уже, за тавтологией, потеряла свою остроту. В частности, Бурджанадзе в очередной раз попыталась напугать, что протест в обществе может выйти за рамки политических процессов, и оппозиционные лидеры не смогут его проконтролировать. А бывшая глава МИДа, лидер партии “Путь Грузии” Саломэ Зурабишвили сообщила, что “настроена оптимистичнее, чем раньше”, поскольку “мы уже прошли половину очень сложного пути”, причем, не нарушив Конституцию.

Другие оппозиционные лидеры не перестают утверждать, что, несмотря на то, что Саакашвили не ушел, “акции протеста сильно его ослабили”, и желаемая для них развязка не за горами. Между тем, признаков того, что Саакашвили “ослаблен” не видно ни политически, ни физически. Он продолжает разъезжать по регионам и тбилисским районам, где встречается с населением, раздает обещания и “открывает глаза” на успехи, которых добилось правительство.

Параллельно команда Саакашвили в парламенте утверждает те законы, которые считает нужным, и “заграница” не всегда, но часто, озвучивает те заявления, которые нужны грузинским властям. При этом Саакашвили, учитывая уроки прошлого, уже не так жестко давит на своих политических оппонентов, и такое видимое равнодушие с его стороны тоже вызывает нервозность в рядах оппозиции.

В частности, она более ста дней держала перекрытым в Тбилиси центральный проспект Руставели без всякой объективной причины, поскольку митинги были малочисленными и участники акций протеста с запасом умещались на тротуаре, но силового открытия проспекта не было.

Саакашвили, кроме того, перестал словесно оскорблять своих оппонентов, поэтому свойственная им трамвайная перебранка с президентом потеряла актуальность, равно как постоянные разговоры о том, что США уже нашли замену Саакашвили и со дня на день мирно отстранят его от власти.

Хотя, как считают некоторые эксперты, не исключено, что новая вашингтонская администрация в качестве возможной замены нынешнему президенту присматривается к экс-послу Тбилиси в ООН, лидеру “Альянса для Грузии” Ираклию Аласания. Это, однако, не означает, что, если в грузинской политической жизни не случится чего-то из ряда вон выходящего, президентский срок Саакашвили завершится раньше конституционного.

Отметим также, что у оппозиции сейчас, вероятно, нет денег на продолжение борьбы с властями, равно, как даже в протестном электорате нет соответствующего рвения, а за неимением и одного, и другого успеха ей ждать не приходится.

Кроме того, оппозиции практически нечего предложить населению, и вся ее идеология пока, за небольшим исключением, сводится к ругани властей, которые, в свою очередь, противопоставляют ей реальные дела: новые и отремонтированные дороги, постоянное энерго- и газоснабжение, искоренение коррупции по крайней мере на низшем уровне, упрощение процедур оформления движимого и недвижимого имущества, получения различных справок, разрешений, гражданства, относительно мягкую криминогенную обстановку и т.д.

Словом, резкая убыль оппозиционной активности населения обусловила малые шансы на то, что осенью выступления против властей масштабно возобновятся. Скорее всего, в акциях протеста, подобных апрельским, примут участие активисты оппозиции (если не разругаются между собой) и небольшое количество статистов. В таком случае, риторика оппозиции станет более агрессивной и оскорбительной, что, по сути, ничего не меняет, но усиливает маргинализацию местного информационного пространства.

Share Button