Москва и Багдад возрождают сотрудничество

В чем смысл только что завершившегося визита премьер-министра Ирака Нури аль-Малики в Москву? Прежде всего в том, что Россия возвращается в Ирак. Но это было бы невозможно, если бы Ирак не вернулся в мировое сообщество. Стабилизируется внутриполитическое положение, предстоит вывод американских войск. А это означает, что Ирак вступил на путь восстановления своего суверенитета. С суверенным государством можно иметь дело.

Не так давно президент США Барак Обама произнес следующее: «Если бы два года тому назад мне сказали, что наименьшей из моих забот, если меня выберут, будет Ирак, я бы ни за что не поверил». Но именно это и произошло. На фоне того, что сейчас в Америке называют «Аф-Пак» (ситуация в афгано-пакистанском узле), и проблемы Ирана с его ядерной программой, угроза, исходящая от войны в Ираке, явно отошла на второй план. Причина очевидна: провал группировки «Аль-Каида» в Ираке, которая, действуя совместно с иракскими суннитскими боевиками, наносила американцам и союзному с ними багдадскому правительству самые тяжелые удары. Достаточно сказать, что из каждых десяти убитых американских солдат семь погибали от рук суннитских повстанцев и «Аль-Каиды». Но беспардонное поведение боевиков «Аль-Каиды», их зверства в Центральном Ираке в конце концов привели к тому, что шейхи суннитских племен и главари боевиков решили: «Америка-то плохо, но «Аль-Каида» еще хуже». Большинство отрядов суннитских боевиков перешло на сторону американцев. Число жертв террористических актов в стране уменьшилось на порядок.

Второе обстоятельство, приведшее к началу стабилизации – согласие лидеров шиитов, занимающих доминирующее положение в органах власти, на серьезные, принципиальные уступки суннитской общине, все последние годы опасавшейся, что она окажется в таком же жалком, второсортном положении, в каком прежде были шииты. Видимо, как сунниты, так и шииты пришли к выводу, что продолжение взаимоистребления приведет к гибели Ирака.

Третье обстоятельство – неудача экстремистских шиитских группировок. Малики, неожиданно для всех выросший в сильного лидера, утвердил свою власть на шиитском юге. Исключительно важно то, что иранцы не стали поддерживать экстремистов из числа своих единоверцев – шиитов в Ираке и перестали ставить палки в колеса американцев, добивающихся стабилизации в стране с тем, чтобы уйти не побитыми, как во Вьетнаме, а более или менее достойно. Видимо, Тегеран тоже не заинтересован в полной катастрофе в Ираке и надеется сохранить свои позиции в обстановке нормализации в соседнем государстве.

Все это вместе взятое привело к тому, что стало возможным заключение соглашения между США и Ираком о предстоящем выводе американских войск. В этом году они уйдут из иракских городов и останутся лишь на базах, которые покинут (хотя, вероятно, и не все) в 2010 году. Конечно, еще рано говорить о конце гражданской войны, суннитские и шиитские экстремисты постараются возобновить бойню после ухода американцев, но предпосылки для стабилизации налицо.

Ирак уже не презираемое всеми государство-изгой, как было при Саддаме Хусейне, и не американский протекторат, как все последние годы. Ирак входит как равноправный член семьи народов в мировое сообщество. А для подтверждения этого необходимо вести политику «по всем азимутам», налаживать отношения с государствами различной ориентации, и в первую очередь именно с Россией. Хотя бы потому, что при господствующих в Ираке исключительно сильных антиамериканских настроениях жизненно важно показать народу, что во главе Ирака стоят не американские ставленники, а люди, готовые идти на расширение контактов с державой, традиционно считающейся в арабском мире противовесом Америке.

Для России же важно укреплять свои позиции в арабском мире. После поездок Владимира Путина в ряд стран Ближнего Востока, что вывело российско-арабские отношения на новый уровень, наступила очередь Ирака. Потенциально это богатейшее государство. По запасам нефти Ирак занимает третье место в мире после Саудовской Аравии и Ирана, они оцениваются в 115 млрд. баррелей (у России, например, около 80 млрд.) И российско-иракское сотрудничество будет развиваться прежде всего в энергетической области.

«Лукойл» давно заключил контракт о разработке крупнейшего месторождения Курна, но еще при Саддаме он был почему-то аннулирован, а новые власти его не восстановили. Сейчас, видимо, « Лукойл» вернется, хотя неизвестно, получит ли он то, чего добивается; все-таки американцы постараются оставить за собой самые «лакомые куски», да и других конкурентов хватает. Кроме того, наши компании будут восстанавливать объекты инфраструктуры, построенные в свое время советскими специалистами. Автору этих строк, побывавшему на севере Ирака несколько лет тому назад, показывали плотины и электростанции, построенные в советское время. Россия также в состоянии оказать Ираку помощь при строительстве и других объектов. Налаживаются контакты и в сфере военного сотрудничества; например, предполагается поставить иракцам 22 вертолета.

Разумеется, не следует преувеличивать наши перспективы. Основную помощь Ираку будут оказывать США, Иран и Саудовская Аравия, и по сравнению с этими тремя государствами возможности России выглядят довольно скромными. То же самое можно сказать и о сфере политики: именно три перечисленные страны будут оказывать преобладающее влияние на процесс становления нового Ирака, между ними и развернется основное соперничество.

У России социальной и политической опоры в Ираке практически нет, но есть зато огромный резервуар симпатий и добрых чувств со стороны народа. Преимущество России в этом смысле – отсутствие у нее каких-либо своекорыстных и державных побуждений, стремления играть первую скрипку в регионе, в чем иракская общественность как раз может подозревать и американцев, и иранцев, и саудовцев.

Визит Малики в Москву имеет в первую очередь политическое, даже символическое значение. Начинается новая фаза во взаимоотношениях Росси с одним из важнейших государств Ближнего Востока.

Share Button