Дрейф в сторону Кубы

В американо-кубинских отношениях произошла существенная подвижка. Сенат США вслед за нижней палатой отменил ряд санкций, введенных предыдущей администрацией.

Эмиль Дабагян

Теперь американцы кубинского происхождения получили право посещать родственников не раз в три года, как раньше, а ежегодно, причем оставаться там неограниченное время. Значительно увеличились размеры допустимых трат в период пребывания на острове и суммы высылаемых денежных переводов. Кроме того, сняты запреты на поставки ряда продовольственных товаров и медикаментов при условии их предоплаты. Вчера президент Барак Обама подписал закон о бюджете, в котором содержатся указанные выше меры.

Сделан маленький, но важный шаг к размораживанию почти полувекового конфликта. Он органически вписывается в контекст перемен, происходящих в обоих государствах.

В конце 2008 года на вопрос американского журналиста о готовности встретиться с Бараком Обамой, Рауль Кастро ответил утвердительно: «Мы должны собраться и приступить к решению наших проблем». Уже в этом году Кастро подтвердил: «Мы готовы сделать это, когда те решат. Без посредников, напрямую». И сказал о готовности обменять политических заключенных на пять кубинских агентов, находящихся в тюрьмах США вот уже 10 лет.

Впрочем, Кастро предостерег соотечественников от иллюзий: «Не расслабляйтесь под пение сирен врага и не забывайте о том, что по своей сути он никогда не откажется от агрессивности, доминирования и предательства». Ведь как он пояснил, имея в виду Обаму: «Даже если это честный человек, а я думаю, что так оно и есть; если это серьезный человек, а я думаю, что это так, только один человек не способен изменить судьбу страны, тем паче, Соединенных Штатов».

А вот мнение его старшего брата Фиделя, формально отошедшего от дел по состоянию здоровья, но продолжающего пользоваться немалым влиянием. Он назвал Обаму интеллигентным человеком и не исключил с ним диалога. При этом он не преминул использовать клише: «Империя должна знать, что наша страна может превратиться в пыль, но суверенные права народа не являются предметом торга».

Нетрудно уловить микроскопические нюансы в словах Фиделя. В ноябре он выразился категоричнее, когда писал: «Было бы весьма наивно полагать, якобы благие намерения одного интеллигентного человека могут изменить то, что создано веками интересов и эгоизма». В декабре, комментируя назначения в Совете национальной безопасности и во внешнеполитическом ведомстве США, он отметил, что будущий президент «демонстрирует качества, позволяющие видеть и сравнивать его способности со способностями его узколобого противника Джона Маккейна».

В ходе избирательной кампании Обама, в отличие от соперника, мало и осторожно высказывался по проблемам Латинской Америки и Кубы, в частности. Он лишь вскользь обмолвился о желании встретиться с врагами США, в том числе с Раулем Кастро, и заявил о намерении отменить ограничения для поездок на родину американцев кубинского происхождения и перевода денежных средств родственникам.

Как видим, Обама перешел от слов к делу. Комментируя принятые сейчас решения, министр финансов США сказал: «Мы пересматриваем политику в отношении Кубы. Ищем лучший способ содействия демократическому развитию острова и улучшения жизни народа».

Снятие блокады и диалог с правительством Рауля Кастро обусловливаются готовностью кубинских властей к расширению личных свобод. Недавно Гавана послала ясный сигнал Вашингтону, назначив министром иностранных дел 51-летнего Бруно Родригеса, почти десять лет проработавшего постоянным представителем при ООН.

Накануне последних событий в Сенате появился любопытный документ, в котором недвусмысленно говорилось о необходимости внесения корректировок, отвечающих национальным интересам США. Среди тех, кто поддержал документ, был и влиятельный республиканец Ричард Лугар. Это дополнительное свидетельство того, что американский истеблишмент созрел для перемен.

Share Button