Эскин vs Шевченко

Крупным событием в интеллектульно-политической жизни Москвы стал конфликт между российским общественным деятелем Максимом Шевченко и израильским политологом, общественным деяетелем Авигдором Эскиным.

5 ноября 2012 года Максим Шевченко заявил в эфире РСН: «Авигдор Э́скин – это израильский нацист, который специально работает с русским патриотическим движением. Его задача – усадить русских людей в израильский окоп, чтобы русским мясом решать проблемы Израиля, стравливая русских с мусульманами и исламским миром. Он – лжец, негодяй и мошенник. Я готов ответить в суде, если у него хватит духа судиться со мной за эти слова! Я – православный человек». 

Такое заявление Шевченко сделал в ответ на просьбы прокомментировать утверждения Эскина о том, что Шевченко принял ислам.

В ответ на это заявление Эскин сказал в программе того же РСН «Иностранцы» 6 ноября называл Шевченко «оборотнем» и публично пригласил его сразиться на дебатах в прямом эфире.

Сам Авигдор Эскин в беседе с корреспондентом IronTimes так объяснил цели своей возможной дискуссии с Шевченко:

«Я хотел бы, чтобы Максим Шевченко продолжал работать с теми силами и в том направлении, в котором он работает уже десять лет. Максим Шевченко для меня и для всех радетелей Государства Израиль является настоящей находкой, на примере которой можно с математической точностью доказать, что все, что говорят антиизраильские, салафитские, ваххабисткие круги – это ложь. Что эти круги не могут ничего сделать без перевирания цитат, без подтасовки фактов. Не далее как вчера на телеканале Russia.Ru, интервьюируя продюсера программы «Дом-2», и сказал, что у Достоевского сказано: «Человек гадок». Нигде и ничего подобного у Достоевского не сказано. Еще пример: позавчера его цитировали в Новосибирске. Цитировали его высказывание о том, что в Америке 80% населения не сядут за стол без молитвы. Подобного рода утверждения вызывают улыбку у всех, кто знает Америку. Там без благословления не сядут за стол не более 5%. Надо отметить, что не встанут из-за стола без благословения чуть большее количество людей. У меня лично к Максиму Шевченко нет личных претензий. Я просто хочу доказать, что все, что он делает – это пародия на журналистику. Я уже два года пытаюсь вызвать его и Гейдара Джемаля на теле- или радиодуэль, но они от меня бегают. Он отказывается дискутировать со мной на одном из интернет-телеканалов, а сейчас Шевченко буквально бегает от РСН, которая официально предложила дебаты со мной. Повторюсь, для меня и моих единомышленников, Шевченко – это очень удобная находка, на примере которой можно доказать всю ложь антиизраильских сил».

Сам Максим Шевченко так сформулировал свою позицию относительно Авигдора Эскина: «Я не получал никакого вызова от Эскина ни какую дискуссию. Этот не тот человек, на вызовы которого я должен отвечать. Другое дело, если продюсерская служба «Русской службы новостей» сочтут нужным организовать между нами такую дискуссию. Это совершенно респектабельное журналистское дело».

Состоится ли дискуссия между Эскиным и Шевченко сейчас, видимо, действительно зависит от продюсеров РСН или любого другого СМИ, которые захотят устроить такую дискуссию. Однако, если она состоится, то вне всякого сомнения, такой поединок станет одним из самых ярких интеллектуальных событий в России.

Share Button