Политолог Сергей Маркедонов выпустил книгу о непризнанных республиках

Известный политолог и кавказовед Сергей Маркедонов опубликовал книгу «Де-факто образования постсоветского пространства: двадцать лет государственного строительства», посвященную непризнанным государствам на пространствах бывшего СССР, большинство из которых находится на Южном Кавказе. Презентация книги уже состоялась в Ереване. Книга будет распространяться среди политологов, дипломатов, людей из НПО, вовлеченных в миротворческие процессы, специалистов по этнополитическим конфликтам и практикующих политиков, просто интересующихся людей.

Весь издательский процесс осуществлял Институт Кавказа во главе с Александром Искандаряном. Институт уже много лет публикует регулярно книги, сборники статей, доклады не только армянских, но и грузинских, российских, азербайджанских и турецких авторов.

Институт проводит конференции, круглые столы, а его коллектив признан за пределами Армении и всего Кавказа. «Написать книгу предложили мне директор Института Александр Искандарян и один из ведущих экспертов Института Сергей Минасян. Данная инициатива появилась после того, как я многократно выступал на разных конференциях и в печати по тематике, связанной с де-факто государствами», – рассказал корреспонденту «Кавказского узла» Сергей Маркедонов.

Говоря о написании книги, политолог подчеркнул, что если период сбора материалов (включавший поездки, интервью, анализ правовой литературы) занял несколько лет, то обработка и обновление этих материалов заняли пять месяцев.

«Попыток провозглашения новых государств было гораздо больше»

Сергей Маркедонов отметил, что у всех четырех «де-факто государств» (Абхазии, Южной Осетии, Нагорного Карабаха и Приднестровья) есть общие и особенные черты возникновения. Общей для всех них стала стартовая черта – распад СССР и формирование новых идентичностей на его просторах.

Возникновение подобных образований было достаточно закономерным, поскольку, по словам политолога, только мечтатели могли полагать, что Союз распадется точно по границам 15 республик, установленных достаточно произвольно.

Вообще же, по его мнению, проблема формирования новых политических наций и их признание продолжает оставаться важнейшей составляющей международного права.

Попыток провозглашения новых государств, считает эксперт, было гораздо больше – можно вспомнить казачьи республики на Северном Кавказе, Талыш-Муганскую республику в Азербайджане и т.д. Где-то лидеры национальных движений остановились на полдороги, удовлетворившись расширенными полномочиями.

Так, по словам Сергея Маркедонова, произошло в Татарстане, Башкирии, Гагаузии. Где-то сепаратистские проекты трансформировались, как в Чечне в начале 90-х. При этом отношение основателей де-факто государств к советским структурам было различным. Резко антисоветским было карабахское движение, остальные три образования в разной степени ориентировались на союзный Центр.

«Нагорно-карабахский конфликт смотрится как самый драматический»

Однако при общей стартовой позиции каждое из четырех де-факто государств имело свои особенности по пути к полной независимости, считает эксперт. Например, коренным образом отличалась ситуация в Абхазии и Южной Осетии.

РЮО была образованием с преобладающим осетинским населением, а в Абхазии «титульный» этнос составлял лишь 17%. При этом абхазы были настроены в отношении отделения куда более радикально, чем осетины, которые к концу советской эпохи были неплохо интегрированы в грузинский социум.

«На отделение осетин, прежде всего, повлияли перманентные ошибки грузинских лидеров», – подчеркнул Сергей Маркедонов. В Приднестровье практически не было проблемы с беженцами, а многонациональный состав населения нивелировал этнический фактор и исключил этнические чистки.

Правда, ПМР пришлось строить государственность с нуля, на основе директорского и депутатского корпуса разных уровней (города и районы). Кроме того, ПМР, практически единственная из непризнанных государств сохранила значительные экономические связи с «материнским» государством.

«Карабах в этом ряду смотрится как самый драматический конфликт. Если в Абхазии и Южной Осетии остались какие-то гуманитарные контакты, то здесь нет даже их. Пожалуй, только рынок в грузинском Садахло близ границ с Арменией и Азербайджаном, был единственным таким каналом. Но рынок был закрыт в 2005 году. В Нагорном Карабахе была война, затронувшая Армению и Азербайджан, с масштабными обменами населением», – отметил политолог.

«Пролитая кровь в кавказских условиях не забывается легко»

Оценивая, насколько де-факто государства за истекшие два десятилетия преуспели в государственном строительстве, Сергей Маркедонов выделил Абхазию, где достаточно спокойно прошел ряд выборных циклов, и где есть четкое представление о своих интересах.

Ситуацию в Южной Осетии он оценил как гораздо более сложную. По его мнению, в РЮО не удалось создать стабильное государство. Впрочем, по его словам, это не означает, что Южная Осетия вернется в состав Грузии, чего, кстати, категорически не желают понять многие западные политологи. То же самое относится и к Абхазии, даже в том случае, если Россия вдруг отзовет свое признание независимости и оставит республику один на один с Грузией, считает политолог.

«Между ними кровь, и эта кровь в кавказских условиях не забывается легко. Впрочем, она и в Европе не забывается. Вспомним хотя бы опыт Югославии», – заключил он.

Что касается Нагорного Карабаха, то там, по словам политолога, можно наблюдать любопытную эволюцию. Начинавшееся под лозунгами юнионизма («миацума» – воссоединения с Арменией. Прим. «Кавказского узла»), карабахское движение в 1990-е эволюционировало в сторону самостоятельности.

В результате, согласно некоторым опросам Фонда Эберта, около 30% карабахцев полагают, что НКР нужно существовать как самостоятельному государству, а не части Армении. При этом в Армении для многих Карабах выступает аналогом Москвы для российской провинции – местом, куда уходят все деньги и из-за аппетитов которого сохраняются невысокие зарплаты и пенсии.

«Хотя многие армяне считают Карабах важнейшим национальным символом. Но говоря о том, какого соседа они предпочли бы, говорят – не карабахца. Впрочем, такую же ситуацию мы видим в отношении жителей Северной Осетии к жителям РЮО» – отметил Сергей Маркедонов.

«Влияние России не всюду и не всегда было одинаковым»

Говоря о российском факторе, Сергей Маркедонов подчеркнул, что хотя он и оказывает заметное влияние на жизнь де-факто государств, но его влияние не всюду и не всегда было одинаковым.

Отношение часто зависело от внутриполитической ситуации в России. Пока был силен региональный (в частности, чеченский) сепаратизм, Россия не поощряла де-факто государства. Можно вспомнить, что начиная с 1994 г. Россия блокировала границу Абхазии, а затем экс-министр иностранных дел РФ Евгений Примаков активно лоббировал проект «Общего государства» Абхазии и Грузии.

«Из-за этого Ельцин и Примаков – до сих пор весьма непопулярные фигуры в Абхазии», – отметил политолог.

Однако, по его словам, в 2000-е в связи с подавление сепаратизма в России и параллельным ухудшением отношением с Грузией ситуация изменилась. «Особый случай – Карабах. Путин предпочел не включать его в перечень последствий косовского прецедента, а МИД РФ не признает проходящие там выборы. То есть здесь Москва пытается соблюсти баланс между Арменией и Азербайджаном», – подчеркнул политолог.

Впрочем, и сама НКР проводит диверсифицированную политику, находя опору в армянской диаспоре – работают карабахские представительства в Вашингтоне, Париже, странах Центральной Европы.

Достаточно скептично Сергей Маркедонов оценил возможность разрушения де-факто государств в результате внутренних конфликтов. При этом он отметил, что в Абхазии есть некоторые «проблемные узлы» из-за имеющегося дисбаланса между абхазской общиной, в основном контролирующей органы власти, и армянской общиной, представители которой добились значительных успехов в бизнесе, но оттеснены от политических рычагов.

По мнению политолога, какой-то компромисс между этническими группами, скорее всего, будет найден.

«Многие структуры в Москве использовали националистический угар на Кавказе»

Опрошенные корреспондентом «Кавказского узла» эксперты по-разному оценили тезисы Сергея Маркедонова, представленные в книге «Де-факто образования постсоветского пространства: двадцать лет государственного строительства». Директор Центра стратегических исследований Кавказа Мамука Арешидзе согласился с оценкой Сергея Маркедонова степени интегрированности осетин в грузинское общество. По его словам, доля межэтнических браков среди грузинских осетин достигала 40%, они хорошо говорили по-грузински, получали образование в Тбилиси.

«Многие осетины носили грузинские фамилии, а грузины – осетинские фамилии» – напомнил Арешидзе.

При этом, по его оценке, с абхазами отношения были куда более сложными, с претензиями с обеих сторон. Вместе с тем Мамука Арешидзе не согласился с тем, что отделение Южной Осетии было во многом вызвано ошибками грузинских руководителей.

«Это была «хорошая» работа, были задействованы многие структуры в Москве, использовавшие националистический угар на Кавказе. В 1990-м в одном из московских кабинетов мне прямо сказали, что если Грузия будет придерживаться проамериканских позиций, то от нас отделятся Абхазия и Южная Осетия», – заявил Мамука Арешидзе.

Впрочем, он все же признал, что грузинское национальное движение тоже допускало ошибки.

Что касается позиции России в отношении Абхазии, то Мамука Арешидзе отметил, что в 1990-х этой политике была свойственна некая двойственность.

«С одной стороны ельцинское правительство установило блокаду Абхазии и давило на международном уровне, чтобы Абхазия вернулась в состав Грузии. С другой стороны, влиятельные российские политики приезжали в Абхазию и инструктировали, что надо делать» – заявил директор Центра стратегических исследований Кавказа.

Политический обозреватель информационно-аналитического холдинга «Ноян Тапан» Давид Петросян отметил, что отсутствие контактов и сотрудничества между армянами и азербайджанцами в регионе не означает, что этого не может быть в третьих странах, вне региона. «Армяне и азербайджанцы успешно сотрудничают в самых различных сферах в России, Украине и других странах постсоветского пространства. Так что ресурсы для примирения обществ не исчерпаны окончательно», – сказал он.

Говоря о самосознании жителей НКР, Давид Петросян подчеркнул, что они считают себя субэтносом армянского народа, вместе с тем считают себя и карабахцами. «Кроме того, армяне Нагорного Карабаха ощущают и государственную идентичность. Хотя независимость НКР как государства, которой де-факто уже 20 лет, пока официально не признана даже со стороны Армении.

СПРАВКА: Сергей Маркедонов – российский политолог, заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, преподаватель Российского государственного гуманитарного университета, член Союза журналистов РФ, автор более 80 научных публикаций по историографии и социально-политической истории казачества и Кавказа, проблемам межэтнических отношений, более 200 статей в периодической печати и интернет-изданиях.

Книга Сергея Маркедонова «Де-факто образования постсоветского пространства: двадцать лет государственного строительства» в формате PDF находится в открытом доступе, ее можно скачать на сайте по ссылке http://www.yerkramas.org/CI-RP5.pdf

 Сергей Черный корреспондент “Кавказского узла”

http://www.yerkramas.org/2012/06/02/kavkazoved-sergej-markedonov-opublikoval-knigu-o-nepriznannyx-respublikax-knigu-mozhno-skachat/

Share Button