Не основной инстинкт Мир на пороге антисексуальной революции

У нынешних молодых падает интерес к сексу, утверждает масштабное исследование западных ученых. В перспективах антисексуальной революции разбирался «Огонек».

На днях в Москве 19-летняя девушка со своим 23-летним приятелем инсценировали секс прямо на улице — в модном месте молодежных тусовок, известном как Яма. В итоге — популярное видео в интернете, административный арест на несколько суток и внимание СМИ, измученных летним отсутствием новостей. Казалось бы, вот оно — доказательство того, что для каждого поколения молодых секс — на первом месте. Однако свежие данные, опубликованные в авторитетном медицинском журнале JAMA Network Open (публикуется Американской медицинской ассоциацией), это опровергают. Судите сами: исследователи обработали данные по американцам за период с 2000 по 2018 год и выяснили, что «сексуальная инертность» выросла среди молодых как мужчин, так и женщин, причем у мужчин рост в основном среди неженатых! Из других находок исследования: мужчины с более низким доходом соответственно менее активны и в сексуальном плане. Также «инертность» наблюдается у студентов обоих полов. Похоже, заучились.

Теперь подробнее. Исследователи зафиксировали: доля мужчин в возрасте от 18 до 24 лет, у которых за последний год не было ни одного сексуального контакта, выросла с начала века более чем на 10 процентов — с 18,9 до 30,9 процента. У женщин наиболее показательная ситуация в возрастной категории постарше — от 25 до 34 лет: там «сексуальная инертность» выросла с 7 до 12,6 процента. И одновременно ученые обратили внимание на падение еженедельной сексуальной активности: к примеру, с 51,8 до 37,4 процента у молодых мужчин. Цифры говорят сами за себя. Или вот еще данные (они упоминаются в том же исследовании): оказывается, в начале 2010-х у взрослых американцев зафиксирована частота сексуальных контактов за год в 9 раз ниже, чем в конце 1990-х. Неужели речь об антисексуальной революции?

Мы попросили прокомментировать новые данные социального психолога, научного сотрудника Института Кинси (США) Джастина Лемиллера.

— Недавний рост сексуальной инертности, вероятно, вызван сочетанием нескольких факторов,— говорит эксперт.— Например, отчасти это может быть связано с поздним взрослением, учитывая, что молодые люди сегодня живут дома и финансово зависимы от своих родителей дольше, чем в прошлом. Это также может быть связано с тем, что они проводят все больше времени в виртуальных мирах, таким образом, у них меньше возможностей для личных контактов. И, конечно, отчасти это можно объяснить ростом уровня депрессии и тревожности среди молодых. Трудно выделить какой-то один фактор, потому что одновременно меняется так много вещей.

Вообще, разброс объяснений этой новой викторианской эпохи, которые выдвигают специалисты, огромен. Ну, к примеру, как насчет удлинившегося рабочего дня (когда уж тут заниматься сексом)? Или повального увлечения порно?

Вот еще интересная гипотеза: сегодня людям предлагается столько увлекательных онлайн-развлечений, что секс просто проигрывает им по популярности.

А журналисты на Западе, кажется, соревнуются в эффектных терминах, которыми можно было бы окрестить новое явление,— к примеру, «сексуальной рецессией».

В целом Джастин Лемиллер затрудняется с прогнозом: современный мир, по его словам, настолько отличается от того, каким он был раньше, и при этом продолжает меняться… Какие уж тут прогнозы? И только в краткосрочной перспективе, похоже, сексуальная инертность на фоне пандемии может вырасти — ждем новых данных.

Ну а что же отечественные специалисты? Есть ли объяснение у них?

— Сексуальное поведение сегодня кардинально отличается от того, каким было раньше,— уверен Лев Щеглов, доктор медицинских наук, профессор, президент Национального института сексологии.— Однако то, что молодые люди становятся асексуальными,— это лишь точка зрения, а не факт. Я бы сформулировал так: раньше в вопросах секса наш мир был черно-белым, сегодня он многоцветен. Современному молодому человеку доступен весь спектр сексуальности, от полного и сознательного ухода от нее до сексоголизма (малоизученного типа зависимости, близкого к таким понятиям, как алкоголизм или наркомания). Я выделяю около 15 новых тенденций, связанных с нашей сексуальностью, и потеря интереса к сексу лишь одна из них.

Дадим словом другим экспертам. Социолог, ведущий научный сотрудник лаборатории социокультурных образовательных практик МГПУ и приглашенный преподаватель НИУ ВШЭ Любовь Борусяк много лет занимается социологией сексуальных отношений и к термину «антисексуальная революция» тоже призывает относиться с осторожностью: звучит, мол, эффектно, но о революции говорить все же не приходится. Знаменитая сексуальная революция 1960-х затронула все сферы человеческой жизни, изменила наш образ жизни. Сейчас — не то и не так. И уж тем более Любовь Борусяк призывает не обобщать: у нас в России свои особенности.

— Конечно, ситуация с сексуальными практиками в России не сравнима с зарубежной: сексуальная революция началась у нас гораздо позже. А самые кардинальные перемены пришлись на перестройку и постсоветское время,— говорит эксперт.— Именно тогда тема сексуальности перестала быть табуированной. Что касается ситуации в целом, то приходится констатировать: табу стало меньше и нарушать их стало не так интересно. Сексуальный дебют, который в прошлом воспринимался как признак взросления, сегодня уже не играет такой существенной роли. По всем опросам, добрачные отношения в общем-то стали нормой. Изменился и образ жизни молодежи: секс для молодых сегодня укладывается в концепцию здорового образа жизни наряду со спортом или, скажем, веганством. Он больше не помечен особой ценностью.

Насколько молодежь «боится» секса? Есть такое объяснение: миллениалы гораздо осторожнее представителей других поколений, они предпочитают не рисковать понапрасну, потому, кстати, и уходят в интернет — виртуальная любовь обходится без последствий. Да и любовь ли это? А различные приложения для знакомств и свиданий позволяют подстраховаться от возможного отказа. Этот подход, распространенный у молодых, кстати, отмечают и наши эксперты.

— Мои студенты исследовали тему онлайн-знакомств, спрашивали у респондентов, почему они знакомятся именно так. Популярный ответ — страх отказа. В этом смысле онлайн-знакомства безопаснее,— говорит Любовь Борусяк. И поясняет: — В поколении миллениалов много детей-снежинок, которых оберегали родители. Это, конечно, не могло не сказаться…

В последнее время в России многие эксперты отмечают и консервативный разворот: секс пытаются вернуть в рамки советских норм. Однако эксперты «Огонька» сходятся на том, что увлечь этим молодежь, даже при условии, что секса в ее жизни становится меньше, все-таки нереально. Заселение в гостиницу только семейных пар, разбор личной жизни на партсобраниях… Лев Щеглов разводит руками: вряд ли сегодня кто-то из миллениалов захочет вернуться в такое прошлое.

— Я не думаю, что возвращение к консервативной парадигме возможно, время слишком ушло вперед,— говорит и Любовь Борусяк.— Напротив, раньше в смысле секса была табуирована не только юность, но и старость. И вот сегодня на наших глазах секс у пожилых теряет табуированность — это тоже один из признаков происходящих перемен.

https://www.kommersant.ru/doc/4364174?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews
Share Button

Leave a Reply

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.