Книгоиздатели оценили потери из-за коронавируса в миллиарды рублей

Убыток книжных магазинов составил 3,6 миллиардов рублей

60-70% предприятий, которые связаны с книжной отраслью, вынуждены будут приостановить свою деятельность и объявить о банкротстве при отсутствии мер государственной поддержки. Фото Pixabay

Российские издатели потеряли около 2,3 миллиардов рублей за два месяца ограничений, связанных с пандемией коронавируса, сообщает РИА Новости со ссылкой на пресс-службу Российского книжного союза.

По данным источника, убыток книжных магазинов составил 3,6 миллиардов рублей.”Ожидаемые потери издателей книг по оптимистичным оценкам составят в текущем году 25% от выручки, то есть примерно 15 миллиардов рублей”, – предполагают в РКС.

В союзе считают, что 60-70% предприятий, которые связаны с книжной отраслью, вынуждены будут приостановить свою деятельность и объявить о банкротстве при отсутствии мер государственной поддержки. В связи с этим киноиздатели попросили власти помочь сохранить книжную отрасль и дополнить перечень отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в результате распространения новой коронавирусной инфекции, книжной отраслью, включив такие виды, как “Деятельность издательская”, “Торговля оптовая книгами, газетами и журналами, писчебумажными и канцелярскими товарами”, “Деятельность полиграфическая и предоставление услуг в этой области”.

Книжные магазины уже почти два месяца закрыты. Metro выясняет у тех, кто издаёт и продаёт книги, как они выживают в условиях антикоронавирусных ограничений. Почти все говорят: ситуация – критическая.

В начале карантина россияне в два раза чаще искали книги в интернете, чем в марте 2020-го, сообщают аналитики “Яндекс.Маркета”. Однако книжная отрасль всё равно в кризисе: печатать стали меньше, а в Петербурге – в разы меньше покупать. Это неизбежно отразится на всём “бумажном” рынке.

Дмитрий Репин, генеральный директор сети “Буквоед”: “Книги возим в масках и перчатках”.

– Книги всегда помогали пережить трудные времена, но сейчас рынок  несёт значительные убытки. До кризиса интернет-продажи составляли лишь 10% от общего объёма, после полного закрытия сети у нас остался только это канал, и, к сожалению, мы не видим перехода покупателей из офлайн-магазинов в онлайн. Мы сотрудничаем со службами доставки, которые соблюдают необходимые меры безопасности: курьеры приезжают в масках и перчатках, держатся на безопасном расстоянии, а оплату рекомендуем производить на сайте, чтобы минимизировать контакты. Что касается цен, то снижения или повышения в онлайне, как единственном доступном сейчас, не наблюдается.

В начале марта был резкий рост спроса на литературу о медицине, здоровье, продажи книг о пандемии выросли вдвое.  Но уже в апреле люди вернулись к художественной литературе и книгам по психологии. Например, в топе продаж остаются Олдос Хаксли, Анджей Сапковский, Донна Тартт, психологи Михаил Лабковский, Андрей Курпатов и Джон Кехо. Возрос интерес к настольным играм и товарам для творчества.  Что касается событий в “Буквоеде”, то крупные офлайн-встречи нам удалось оперативно перевести на YouTube-канал и в прямые эфиры в  Instagram. Уже провели интервью с польским писателем Янушем Вишневским и британской писательницей Холли Вебб.

Анна Титова, исполнительный директор издательского дома “Питер”: “Людям будет не на что покупать книги”.

– Мы стали просить у типографий отсрочки по платежам – это основная статья расходов, очень большие суммы. Когда мы сможем полностью погасить свои долги, сложно спрогнозировать… Сентябрь, может, октябрь…

Практически все розничные магазины не могут заплатить нам, общая выручка сократится примерно на 70%. Пока как-то выручают онлайн-продажи через  OZON, WildBerries и “Лабиринт”. Самое страшное, что ситуация, вряд ли, сильно улучшится после открытия книжных магазинов: покупатели могут туда просто не прийти – у людей не останется денег, чтобы купить книгу.

Коронавирус внёс в наши издательские планы огромные корректировки. Весь апрель мы получали книги, сданные в типографию в марте, но в мае выпуск бумажных книг мы сократим на 90%. Далее будем смотреть по ситуации и печатать только то, в чем уверены, к примеру, “звездных” авторов. Мы старались сокращать выпуск в каждом сегменте пропорционально, каждый сегмент на 30%. В первую очередь в печать пошли доптиражи и супер-актуальные темы (например, книга для детей “Стоп, вирус!” и книга для взрослых “Наперегонки с эпидемией. Антибиотики против супербактерий”). Также мы не собираемся сильно ограничивать выпуск книг для IT-специалистов и психологов. Проекты, по которым были сомнения, мы заморозили: в условиях резкого снижения покупательской способности нет уверенности, что эти эксперименты кому-нибудь будут нужны. При этом готовые макеты мы выкладываем в электронном виде на своем сайте и на “ЛитРесе”.

Валентина Курышева, директор сети букинистических магазинов “Старая книга”: “Люди ждут, когда мы снова начнём принимать книги”.

– Мы закрыты с 28 марта, как и вся торговля в Петербурге, но работаем онлайн и на самовывоз – естественно, с соблюдением всех санитарных норм. Выживать как-то нужно, потому каждый день мы выходим, фотографируем книги, выставляем в том числе в группу “ВКонтакте” и аккаунт в Instagram, комплектуем заказы. Сейчас мы продаем 5-10% от прежних объёмов. Букинистические издания у петербуржцев и сейчас пользуются спросом: они заказывают в онлайне техническую литературу, книги по краеведению, эзотерике, философии и киноискусству. Хорошо покупают, как ни странно, и антикварные книги, самая дорогая из проданных за карантин стоила около 20 000 рублей – это были “Русские народные картинки” Ровинского.

Чтобы выплачивать зарплату, пришлось взять беспроцентный кредит: одобрили нам 1 миллион, но в месяц мы можем получить только 150 тысяч. Не сократили мы никого, все работают по графику, только двое человек старше 65-ти лет находятся на больничных.

Приём книг, естественно, мы остановили – и когда снимут карантинные меры, видимо, его не возобновим, будем работать только на продажу. Приём – это почти всегда очереди, мы не можем так рисковать. Постоянные наши сдатчики, а среди них много пенсионеров, звонят, беспокоятся: для них – это значительная прибавка к пенсии. Кто-то потерял работу, но домашние библиотеки – остались, и в таких условиях они могли бы сдавать книги и как-то поддержать себя, но порадовать мы их не можем.

Работаем, сохраняем надежду, что сможем быстро восстановиться после карантина. Хотелось бы, чтобы город пересмотрел ограничения для таких магазинов, как мы: у нас же нет такого скопления людей, как в продуктовых супермаркетах.


Издательская группа “Азбука-Аттикус”: “Ближайшие месяцы будут для нас очень сложными”.

– Мы, конечно же, несем убытки. Книжные магазины закрыты, 70% дистрибуции в руинах. План выпуска, естественно, будем ощутимо сокращать. В апреле объем производства остался прежним, потому что снабжение и производство – инерционные процессы. Остановка печатного станка на середине технологического цикла ведет к большим потерям с нашей стороны и со стороны партнеров – типографий, поставщиков. План мая сократили почти на три четверти.

Ближайшие месяцы будут для нас очень сложными и пройдут в поисках ликвидности и попытках избежать явных кассовых разрывов, но мы надеемся на накопленный запас прочности, кредитный рейтинг и, в самом крайнем случае, на поддержку акционеров, российских и французских.

https://www.metronews.ru/novosti/peterbourg/reviews/peterburg-na-karantine-v-izolyacii-chitayut-haksli-i-labkovskogo-i-daryat-knigi-za-20-tysyach-1674261/
https://www.metronews.ru/novosti/russia/reviews/knigoizdateli-ocenili-poteri-iz-za-koronavirusa-v-milliardy-rubley-1674728/
Share Button

Leave a Reply

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.