Деятельность советской разведки в Азии в 1960-1980 годы. продолжение

Данное исследование посвящено деятельности советской разведки в странах Азии во второй половине «холодной войны», являвшейся результатом глобального противостояния между Советским Союзом и Соединенными Штатами. (Автор рассматривает ниже лишь некоторые из стран Азии.)

Вьетнам, Лаос, Таиланд

Во время вьетнамской войны правительство СССР по просьбе  правительства ДРВ оказывало определенную военную помощь вьетнамской стороне. Так, в частности, для отражения налетов американской авиации на Ханой и другие жизненно важные объекты во Вьетнам были направлены ракетные установки ПВО. Обучением вьетнамских зенитчиков, обслуживающих эти установки, занимались советские специалисты. Вот тут как раз и пригодились сведения советской разведки, получаемые из достоверных источников, позволявшие боевым расчетам ракетных установок вьетнамских ПВО заблаговременно подготовиться к налетам американской авиации. На это в одном из своих интервью обратил внимание даже бывший резидент ЦРУ во Вьетнаме Теодор Шекли.

Резидентура ЦРУ во Вьетнаме, имевшая свои под-резидентуры, отделения и представителей в различных районах Южного Вьетнама, иногда насчитывала до 800 человек. Американцам очень повезло, что по известной причине в этот период между советской разведкой и разведкой ДРВ не было тесных отношении. В противном случае ряд объектов ЦРУ, таких как отель
«Дук» в Сайгоне, в котором проживали только сотрудники ЦРУ, обязательно взяли бы «на мушку» диверсанты Вьетконга…

По этой же причине сотрудники резидентуры СИС в Ханое, выполнявшие в ДРВ роль «глаз и ушей » для своих «старших партнеров», имели возможность спокойно работать под консульским прикрытием.

Во время вьетнамской войны соседние с Вьетнамом страны Лаос, Таиланд и Камбоджа превратились в плацдармы подрывных операций как против Фронта освобождения Южного Вьетнама, так и против ДРВ.
Резидентуры советской разведки в этих странах получали документальные свидетельства этого. Особую роль в этих операциях играла резидентура ЦРУ в Лаосе, количественный состав которой достигал 300 человек. Одним из основных прикрытий ЦРУ в Лаосе стал отдел RMB (Research Management Branch ) Управления международного развития — УМР (USАID). Помимо Вьентьяна ЦРУ имело свои резидентуры в Паксе, Саваннакете, Лонгтиене, Луанг-Прабанге, Сиенгломе и Нам-Юе. Для проведения разведывательно-диверсионных операций против вооруженных сил Вьетконга и Патет Лао ЦРУ обучило и вооружило многочисленные отряды горной народности хмонг, возглавляемые генералом Ван Пао.

Хотя большинство американских разведчиков в Лаосе имело непосредственное отношение к войне во Вьетнаме, в составе резидентуры ЦРУ во Вьентьяне активно действовала крупная «советская » секция.
Ее сотрудники, укомплектованные в основном ветеранами «советского» отдела, занимались разработкой советских учреждений и граждан в Лаосе, делая упор на разведчиков. В распоряжении «советской» секции была даже своя бригада наружного наблюдения, состоящая из специально подготовленных и экипированных тайцев.

После создания в 1949 г. Китайской Народной Республики Таиланд стал играть особую роль в военно-стратегических планах США. С началом американских военных операций во Вьетнаме резидентура ЦРУ достигла весьма крупных размеров. Помимо Госдепартамента и УМР, ЦРУ в Таиланде использовали также военные прикрытия МАСТНАI (группы военных советников), ряд отделов которой фактически являлись подразделениями ЦРУ.

В составе резидентуры ЦРУ в Бангкоке также активно действовала многочисленная «советская» секция. К ее услугам всегда были сотрудники тайской контрразведки «Сантибан» (Special Branch), давно имевшей самый тесный контакт с американскими спецслужбами.

                                              Афганистан

Советский Союз всегда поддерживал дружественные отношения со своим южным соседом Афганистаном. Обстановка в этой стране благоприятствовала работе советской разведки. В период «холодной войны » в Афганистане, как и в других странах мира, развернулась активная борьба между советской и американской разведками.

Резидентура ЦРУ в Кабуле стала одним из основных объектов советской разведки. Располагая сведениями о том, что американская разведка настойчиво пытается приобрести источник из числа советских граждан, резидентура КГБ решил «помочь» американцам в этом деле. Операция ЦРУ сначала развивалась весьма успешно. Местный резидент
уже потирал руки. Для завершающей вербовочной беседы из соседнего Ирана прибыл опытный сотрудник ЦРУ, владеющий русским языком. Однако в конце концов эта операция, которая находилась под контролем КГБ, сорвалась у американцев. Поскольку американский вербовщик представился советскому гражданину под вымышленной фамилией, он был задержан местными спецслужбами, проводившими облаву на уголовников, для выяснения личности. После предъявления своего дипломатического паспорта он был освобожден и тут же покинул Афганистан. Провал этой

операции  имел негативные последствия для ряда сотрудников ЦРУ, участвовавших в ее подготовке. Считают, что один из них, тяжело переживая эту неудачу, даже застрелился.

После 27 декабря 1979 г., когда в Кабуле был свергнут режим Амина, характер противоборства между советской и американской разведками в Афганистане коренным образом изменился. Следует уточнить, что Амин фактически был свергнут и ликвидирован советской разведкой по решению Политбюро ЦК КПСС. Забегая вперед, надо признать, что данное решение
Политбюро было абсолютно неверно, незаконно и даже преступно. В результате этого недальновидного решения Советский Союз был втянут в изнурительную и кровопролитную войну, из которой с трудом вышел через 10 лет с огромными людскими, материальными и моральными потерями…

Автор не располагает документами, показывающими, кто из четырех руководящих деятелей Политбюро — Брежнев, Андропов, Громыко или Устинов — был инициатором устранения Амина и ввода советских войск в Афганистан. Однако достоверно известно, что в ноябре 1979 г. начальник ПГУ В. А. Крючков вызвал своего заместителя генерал-лейтенанта В. А. Кирпиченко  и, учитывая полученные сведения о том, что афганский диктатор Амин якобы является агентом ЦРУ и намеревается переориентироваться в своей политике на США, поручил ему вылететь в Кабул, чтобы помочь противникам диктатора «покончить с ним».

В первых числах декабря Кирпиченко уже был в Кабуле. Подготовка к свержению президента Амина шла полным ходом.
Примерно за неделю до «дня X» — 27 декабря —к представительству КГБ, возглавляемому генерал-лейтенантом Б. С. Ивановым, главному военному советнику генерал-полковнику С. К. Магомедову и старшему представителю МВД было предложено вместе с противниками Амина устранить диктатора. Учитывая особую секретность операции, ни посол СССР, ни резидент ГРУ

о ней не были ориентированы.

По плану операции, были намечены ключевые объекты, которые должны были быть заняты подразделениями спецназа ГРУ под командованием полковника В. В. Колесника, спецназа ПГУ под руководством генерал-майора Ю. И. Дроздова, а также боевыми группами 103-й гвардейской дивизии ВДВ под командованием генерал-майора И.Ф. Рябченко.

Разработка плана операции по взятию хорошо укрепленного дворца Амина была поручена Колеснику. Главный военный советник Магомедов и главный представитель КГБ Иванов устно утвердили окончательный вариант плана операции «Шторм333», однако подписать его отказались.
Колесник в их присутствии сделал соответствующую запись на плане, поставил дату, время и расписался. Общее руководство операцией было поручено полковнику Колеснику, его заместителем был назначен
генерал Дроздов.

Операция по захвату дворца и ликвидации Амина была проведена успешно — с минимальными потерями и в кратчайший срок. 31 декабря 1979 г. генералы КГБ Кирпиченко и Дроздов уже докладывали председателю КГБ Ю. В. Андропову в Москве о результатах операции в Кабуле. 3 января
1980 г. перед начальником ГРУ П. И. Ивашутиным отчитывался Колесник. На следующий день он уже докладывал министру обороны Устинову. К этому времени «мусульманский батальон» спецназа ГРУ, который под руководством Колесника штурмовал дворец «Тадж-бек», уже возвратился в Ташкент, а в Афганистан входили части 40-й армии. Начиналась афганская война.

Для советской разведки Афганистан стал главной задачей. В руководстве ПГУ четыре человека с утра до вечера занимались афганскими делами — сам  Крючков и три его заместителя — Кирпиченко, Медяник и Дроздов. В числе первоочередных задач, которые приходилось решать КГБ, была необходимость укрепления афганских органов безопасности.
В Афганистан в качестве советников направляли опытных сотрудников разведки и контрразведки КГБ. Одновременно на территории СССР и Афганистана стали сотнями готовить кадры для афганской разведки и контрразведки.

Представительство и резидентура КГБ в Афганистане перешли на круглосуточный режим работы.

Местная резидентура ЦРУ, практически оказавшаяся на переднем крае уже не «холодной », а самой настоящей «горячей » войны, сразу же ощутила на себе более жесткий контроль со стороны афганской контрразведки, почувствовав знакомую «руку КГБ». В этой связи ЦРУ в Афганистане было вынуждена резко изменить свой стиль работы, а также формы и методы
связи с агентурой. Срок командировки сотрудников ЦРУ в эту «горячую точку» был определён в 18 месяцев. В Афганистане появились сотрудники ЦРУ, выходцы из республик советской Средней Азии, которые во время Великой Отечественной войны стали дезертирами и служили в «мусульманской дивизии » Гитлера. Особый у пор в своей разведывательной работе в Афганистане ЦРУ сделало на агентуру из числа граждан третьих стран, включая сотрудников международных организаций, а также из
числа любителей острых ощущений, готовых за вознаграждение в 1000 долларов выполнить разовое задание, посетив определенный район Афганистан под видом журналиста, фотокорреспондента и т. п. Местная резидентура КГБ и афганские спецслужбы со своей стороны продолжали успешно внедрять своих людей в агентурную сеть ЦРУ. В результате реализации таких операций провалившийся американский разведчик объявлялся персоной нон грата и покидал Кабул.

Особое место в разведывательных операциях ЦРУ в Афганистане занимал пункт радиоэлектронной разведки в посольстве США, сотрудники которого были закамуфлированы как специалисты по связи Госдепартамента. Сотрудники этого пункта, владевшие русским языком, занимались радиоперехватом и прослушиванием каналов связи советских войск в Афганистане. Полученная таким путем информация затем передавалась ЦРУ пакистанской разведке, руководившей действиями моджахедов, или некоторым лидерам моджахедов, непосредственно находящимся на содержании у американцев.

Важная роль в «афганской операции» ЦРУ была отведена пакистанской резидентуре в Исламабаде. Одна из ее основных задач состояла в установлении самого тесного контакта с пакистанской разведкой
ISI, создавшей на своей территории базы подготовки боевых групп афганских моджахедов и забрасывающей их на территорию ДРА. Решить быстро эту задачу резиденту ЦРУ китаисту Джону Ригану было достаточно сложно. Он прибыл в Пакистан в середине 1979 г., а в ноябре уже был свидетелем нападения разбушевавшейся толпы мусульманских фанатиков на американское посольство. Тем не менее он активно включился в организацию поставок современного оружия афганским моджахедам.
Активную помощь Ригану в этом деле оказывала резндентура СИС в Пакистане, возглавляемая Николасом Адамсоном.

В начале 1980 г. в Исламабаде была открыта резидентура БНД. Ее возглавил Ян Клеффель бывший зам. резидента в Японии, пришедший в разведку из бундесвера. Западногерманской разведке была определена конкретная роль в работе с афганскими моджахедами.

Особой активности и размаха помощь ЦРУ душманам, воюющими с Советской армией, достигла при Говарде Xaрте, сменившем Ригана в мае 1981 г. О ее масштабах можно судить по тому, как вырос бюджет резидентуры ЦРУ за три года при Харте. Если в 1981 г. он составлял примерно 30 млн. долларов, то в 1984 г. достиг уже 200 млн. Следует также учесть, что по договоренности между президентом Рейганом и королевской семьёй Саудовской Аравии, последняя согласилась предоставить афганским «борцам против коммунизма» такую же сумму. (В 1986 г. при резиденте Милте Бирдене годовой бюджет резидентуры ЦРУ в Пакистане уже достигал миллиарда долларов!)

При новом резиденте СИС, энергичном  Питере Присе (Ргеесе), прибывшем в Исламабад в 1982 г., западный разведывательный триумвират во главе с ЦРУ развернул еще более интенсивную и масштабную военную и финансовую помощь моджахедам.

В связи с полученной КГБ информацией о тайных поставках душманам оружия из Пакистана и Ирана, а также активизации различных бандгрупп, совершающих диверсии, террористические акты против сторонников правительства Кармаля, нападения на государственные учреждения и т.д., было решено направить в Афганистан специальное подразделение с
кодовым названием «Каскад». В этом боевом подразделении насчитывалось более 700 человек. Помимо Кабула, где располагался штаб «Каскада», его филиалы имелись также в семи основных провинциях страны. В числе прочих задач «Каскаду» было поручено обеспечить армейское командование сведениями о готовящихся терактах и диверсиях, обнаруживать базы душманов, их склады оружия и боеприпасов, выявлять пути доставки оружия и снаряжения из Пакистана. По роду своей деятельности сотрудникам «Каскада» приходилось заниматься как агентурно-оперативной работой, так и участвовать в боевых операциях против афганских боевиков. В таких операциях погибли ряд сотрудников КГБ.

В1984 г. руководство КГБ приняло решение больше не направлять подразделения «Каскад» в Афганистан.

Трезво мыслящие головы в руководстве разведки КГБ не одобряли решения Политбюро о вводе советских войск в Афганистан сразу, как только они узнали об этом. Очень скоро и ряд генералов, принимавших  непосредственное участие в подготовке декабрьских событий 1979 г. в Кабуле, поняло всю ошибочность и трагичность этого решения. И только руководство КГБ никак не могло осознать к каким тяжелым последствиям для страны может привести дальнейшее продолжение афганской войны.

Однако, в конце концов, в декабре 1987 г. Крючков во время ужина в одном
из вашингтонских ресторанов с  и. о. директора ЦРУ Робертом Гейтсом сообщил о намерении СССР вывести свои войска из Афганистана. Несмотря на то, что об этом же в сентябре того года министр иностранных дел СССР Шеварднадзе говорил госсекретарю Шульцу, Гейтс, полагаясь на прогнозы
аналитиков ЦРУ, все же не поверил Крючкову и проиграл заместителю госсекретаря Армакосту пари в 25 долларов. 15 февраля 1989 г. последний советский солдат покинул Афганистан.

Источники:

Очерки истории российской внешней разведки. Т. 5.

Энциклопедия секретных служб России. 2004.

Энциклопедия военной разведки России. 2004.

Кирпиченко В. Разведка, лица, личности. 1998.

Кирпиченко В. Из архива разведчика. 1993

Шебаршин Л. Из жизни начальника разведки. 1994.

Шебаршин Л. Рука Москвы. 1992.

Богданов А. Афганская тетрадь. 2004.

Дроздов Ю. Нужная работа. 1994.

Колесник В. «Шторм» в Кабуле: альбом «Спецназ-50». 2000.

Сопряков В. Противостояние. 2003.

Сваранц А. Пантюркизм в геостратегии Турции на Кавказе. 2002.

Карпов В. Внешняя разведка. 2000.

Колпакиди А., Прохоров Д. Внешняя  разведка России. 2001.

Малеванный В. «Японский гороскоп» для ЦРУ. НВО. №11. 2000.

Mother Jones, 1995-02.

Bamford J. The Puzzle Palace. 1982.

Bamford J. Body of Secrets. 2001.

Dreyfuss R. The CIA Crosses Over. 1995.

Wilcott J. How the CIA recruits foreign diplomats. CAIB №2 1978.

Wise D. Nightmover. 1995.

Schweizer P. Friendly Spies, 1993.

Lilley J. China Hands. 2004.

Bearden M. The Main Enemy. 2003.

Conboy K. Shadow War: The CIA’s Secret War in Laos. 2002.

Coll S. Ghost Wars. 2004.

US Forces Japan, Korea and Okinawa Telephone Directories 1965-1983.

Japan Directory, The Japan Press, 1971—1976.

Washington Times, 1992-2004.

Haruna Mikio. The Secret Files. 2000 (на яп. яз.).

Интервью бывших сотрудников КГБ, ГРУ, ЦРУ и БНД.

Share Button

Leave a Reply

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.