Аварская автономия: фактор стабилизации или еще один инструмент подрыва Дагестана?

6761.310После назначения врио главы Дагестана Рамазана Абдулатипова мы уже писали о том, что перед главой республики стоят множественные проблемы. И уже тогда мы говорили, что вопрос не в Абдулатипове, который сделал при назначении достаточно важные и позитивные заявления, а в той команде и в той программе мер по оздоровлению ситуации в республике, которую выдвинет новый руководитель (https://www.irontimes.com/archives/24368)

Пока мы же видим, что несмотря на предпринимаемые меры, негативные тенденции в республике не только не переломлены, но и при определенных условиях могут усилиться. Рассмотрим конкретный пример.

31 марта 2013 года на сайте “Кавказская политика” вышло большое интервью мэра Хасавюрта Сайгидпаши Умаханова “Аварцев спасет автономия”.

Не питая никакого негативизма ни к фигуре Умаханова, ни к тем силам, которые он представляет, обратим внимание на то, что политические планы мэра Хасавьюрта могут, при определенных обстоятельствах, быть использованы для дестабилизации республики.

В этом интервью он сообщил о планах создания Аварской национально-культурной автономии. В своих построениях мэр Хасавюрта сказал, что аварцы должны стать государствообразующей нацией, как русские в России.

Более того, “мы, как самая большая нация, должны приложить максимум усилий, чтобы в республике не было проблем, не было террористов, чтобы здесь людей не убивали, не похищали, чтобы за них не требовали выкуп”.

Но есть ли что-нибудь плохое в таком посыле? На первый взгляд нет. Однако в многоэтническом Дагестане, где вопрос этнического баланса – это больной вопрос, такая позиция может вызвать, мягко говоря, жесткую реакцию со стороны других этнических групп.

Однако в позиции Умаханова есть и другие настораживающие моменты. Начнем с того, что хасавюртовский градоначальник противопоставляет себя и своих соратников олигархам дагестанского происхождения: “Раньше, когда нужно было поддержать и защищать республику, не было никого, все разъехались, зарабатывали деньги и о Дагестане не думали. Сейчас они стали патриотами республики, хотят выкупить весь Дагестан, чтобы мы все на них работали. …Эти люди, которые научились деньги зарабатывать, неизвестно какими методами. Они сюда идут не для того, чтобы вкладывать свои деньги, а для того чтобы зарабатывать быстрые деньги. Грабить наш народ.

Более того, Умаханов фактически противопоставляет себя не только олигархам, но и врио главы республики Рамазану Абдулатипову. На вопрос, есть ли достойный кандидат на пост президента Дагестана, Умаханов заявил: “Есть, конечно, но пока мы не будем его озвучивать. Должны быть всенародные выборы. Пока не дадут самим дагестанцам разобраться и выбрать президента, никогда порядка не будет. Должно быть доверие. Только президент, пользующийся доверием народа, будет заинтересован в работе. Он не будет служить каким-то олигархам и хозяевам, он будет служить народу, вот что нам нужно. Тогда власть будет легитимной”.

То есть он прямо говорит, что “достойный кандидат” – это не Абдулатипов. Отметим, что нынешний врио главы республики этнический аварец, и Умаханов фактически не соблюдает правил этнической солидарности.

Как минимум, речь идет о том, что тема аварской национально-культурной автономии будет изначально политизирована. И что речь идет о том, чтобы противопоставить аварский фактор определенной части дагестанской элиты. В его речи даже сквозит опасное желание противопоставить «олигархам дагестанского происхождения» своего рода автохтонные дагестанские элиты.

Но дальше – больше. Умаханов говорит о своих контактах с грузинской стороной, целью которых является содействие аварскому национальному возрождению. Дословно говорится следующее: «В сентябре хотим провести дни аварской культуры в Тбилиси. В рамках празднования 90-летия Расула Гамзатова они переиздают «Мой Дагестан» на грузинском языке. Наша автономия переиздает шедевр грузинской литературы «Витязь в тигровой шкуре» на аварском языке. Там же проведем научную конференцию, посвященную культурно-историческим связям аварцев и грузин. Вообще, я думаю, что этими национальными вопросами будет заниматься Рамазан Гаджимурадович (Абдулатипов).Он профессионал и специалист, а потому сможет найти общий язык с нашими соседями – с Грузией, и Азербайджаном. Рамазан Гаджимурадович поднял очень острую и злободневную проблему о реанимации аваро-кахетинской дороги. Мы всячески его в этом деле поддерживаем. Нужна прямая дорога из Махачкалы в Тбилиси. Еще в 2007 или 2008 году Владимир Путин, будучи в Ботлихе, говорил о необходимости налаживания прямой транспортной магистрали с Грузией».

В ситуации, когда отношения России и Грузии еще далеки от постконфликтного урегулирования, а в Тбилиси считают Москву «оккупантом», то аваро-кахетинская дорога, дни аварской культуры в Тбилиси и прочие вещи могут сыграть дестабилизирующую роль. Особенно с учетом выдвинутой в Тбилиси и явно подрывной в отношении России концепции отношений с российским  Северным Кавказом.

Хочет Умаханов активно контактировать и с ближневосточной дагестанской диаспорой. В том числе –  с турецкой и иорданской. Казалось бы, ничего плохого в такой идее нет. Однако с учетом идущих сейчас на Ближнем Востоке процессов контакты дагестанских аварцев со своей диаспорой могут стать каналом влияния на Северный Кавказ салафитского влияния.

Таким образом, вполне здравая идея по поддержанию национальной жизни и развитию культуры аварского народа может оказаться разрушительной для маленького Дагестана. Она может привести и к политизации аварского фактора, и к инфильтрации в аварское движение подрывных элементов.

Но разумное использование аварского фактора поможет и стабилизации ситуации в Дагестане, и правильному выстраиванию отношений России с соседями (в первую очередь, с Азербайджаном). Да и сама фигура Умаханов далеко не так безнадежна и деструктивна.

Вопрос заключается в том, что в России должно существовать нормальное и работающее Министерство по делам национальностей, которое будет определять политики в отношении этнических групп, развивать позитивные тенденции, купировать негативные. В его отсутствие мы можем еще долго наблюдать этнизацию политики в таких сложных частях России, как Дагестан и Северный Кавказ.

Share Button