Не стало одного из основателей рунета

Если играть в ассоциации, то ни дурацкое слово «рунет», ни неприличный никнейм в ЖЖ, ни названия тех медиа, к запуску или перезапуску которых он имел отношение, не смогут исчерпывающе охарактеризовать Антона Носика.
Лучшая ассоциация – Венеция. Город, которого сегодня нет на актуальной политэкономической карте мира, глобальная туристическая достопримечательность, существующая не столько в реальности, сколько в бесконечном количестве отражений, будь то живопись, литература, кино или, как сейчас, прогрессивное современное искусство. И чтобы продраться через все отражения, чтобы найти за ними великий город, так много и всерьез значащий для человечества, нужно выполнить единственное условие – любить его. Носик любил Венецию, и Носик сам был нашей Венецией, чье превращение в глобальный музей одновременно и спасло, и погубило.
Формальная биография и послужной список, пусть и очень внушительный, значения не имеют вообще; у гения места послужного списка быть не может, а Антон Носик был гением места, место называлось – русский интернет. Случайность, которая теперь кажется неизбежностью, – то, что в нежилом пространстве русского интернета середины 1990-х первым поселился именно парень из советской полудиссидентской литературной среды, само появление которого навсегда соединило нынешний мир мемов и гифок с миром старого самиздата, отказников и невозвращенцев, коллективных писем и кочегарок, в которых жили гении. Носик стал фактом истории культуры, а не отрасли, и хотя странно говорить об этом в привычных категориях успеха, судьба Носика – великий, невероятный успех, гораздо более значительный, чем если бы он написал гениальную книгу или создал одну великую газету.
Далее см.: https://republic.ru/posts/84768