В доме повешенного говорят о веревке Ксения Собчак достучалась до дна

Андрей Малахов приехал в загородный дом Анастасии Волочковой с букетом роскошных белых роз и корзиной фруктов. Но выглядел немного растерянным, потому что несколькими днями раньше сюда же с белыми розами и бутылкой красного вина нагрянула Ксения Собчак и остро заточенной косой выкосила весь возможный «эксклюзив», который совсем недавно знаменитости разных мастей выносили на блюдечке с голубой каемочкой только ему — Королю телеэфира! Именно его они первым из телеведущих вместо кошки — на счастье — запускали в свои новые особняки. Именно ему первому показывали своих новорожденных детей. Именно он был свидетелем на их свадьбах и крестным — на крестинах младенцев.

И вот теперь случилось непоправимое: коварная Волочкова предпочла давнему другу Малахову «заклятую подружку» Собчак, которая, как ураган огромной разрушительной силы, уничтожая все окрест себя, включая хозяйку, промчалась по территории ее дома, почти ничего не оставив ему, первому их первых, популярнейшему из популярных. Как тут не расстраиваться? И добро б еще, если б речь шла о телеэфире какого-нибудь канала-конкурента. Так нет же — YouTube сделал ТВ одной левой.

Хотя кое-что эксклюзивное подруга Настя и для Малахова с его «Прямым эфиром» наскребла. И встретила его со всей лаской — ведь от Андрюши беды не ждешь.

И поведала ему (внимание: эксклюзив!), что намерена судиться с бывшим мужем, не желающим добровольно отдавать ей долг в 3 миллиона долларов.

Впечатляющие цифры роились вокруг беседующих словно пчелы: 600 тысяч долларов туда, миллион сюда. А дом, купленный на последние 2,5 миллиона? А деньги на его содержание — дай бог в 15 тысяч долларов уложиться. С гордостью: «Да, такие у нас тут цены, но оно того стоит!»

Каждый раз, слыша такое, пытаюсь представить, какое впечатление должны произвести подобные суммы на адресную малаховскую аудиторию — преимущественно людей возрастной категории 45+, в большинстве своем живущих в самых скромных, если и вовсе не стесненных условиях. Что ощущают эти бедные люди, оглядывая шикарные дворцовые интерьеры и слушая откровения их хозяев? Зависть, досаду, ярость, ненависть, отчаяние? «У них денег куры не клюют, а у нас на водку не хватает?»

А ведь скорее всего — нет. Для них это как фантастический рассказ о жизни инопланетян. Всем интересно, есть ли жизнь на Марсе и как она устроена. Если уж самим не дано там оказаться, то хоть одним глазком взглянуть. Малахова же упоминаемые суммы совсем не удивляли — он, как и его героиня, тоже нездешний. И будучи мужчиной сострадательным, способен искренне сопереживать финансовым трудностям подруги, вынужденной в одиночку волочь на себе тяжкий груз забот.

Однако подлинным эксклюзивом оказались все-таки не интерьеры, не шпагаты в исполнении гибкой балерины и даже не игривый унитаз в цветочек, а самые смачные кадры, снятые… Ксенией Собчак для своей программы «Осторожно, Собчак!»: в бане, где интервьюерша все же прикрывается полотенцем, а интервьюируемая сверкает практически обнаженными телесами на радость и потеху съемочной группе; на кровати во время исполнения эротических шпагатов; у балетного станка.

Прав оказался наставник Собчак Глеб Пьяных, вместе с которым отсматривает снятый материал Ксения: да его хоть сегодня в федеральном эфире показывай, с руками оторвут. Оторвали.

Но она не ищет легких путей и осваивает новые форматы и платформы.

«В ютьюбе, — говорит она в начале выпуска с Волочковой, — нужно собирать просмотры и в этом смысле — стучаться надо до самого дна.

Поэтому я решила попробовать себя в жанре лучших программ на НТВ и, конечно же, поучиться трэшу у настоящего гуру — Глеба Пьяных».

Попробовала. Получилось. Даже основоположник телетрэша Пьяных смутился, когда «ученица» продемонстрировала ему один из эпизодов, советуясь, можно ли оставить его в программе. Пока Волочкову красили, гостья расхаживала с камерой по дому в поисках следов ее жениха. И в прикроватной тумбочке нашла некий интимный предмет, который ее дико рассмешил, но и побудил немедленно помыть руки. «Вот что мне с этим делать?» — интересуется она у Пьяных, но тот категоричен: «Это нет. Это перебор».

Свободная от цензуры и редактуры, сама себе автор и режиссер, Собчак отважно рушит все стандарты, каноны и этические принципы, которые все же худо-бедно существовали в профессии журналиста и интервьюера даже на трешэвых федеральных каналах. Она в доме повешенного говорит о веревке — в буквальном смысле, во время интервью с вдовой Игоря Малашенко.

«А ты стала бы бороться за имущество, если бы знала, что Игорь закончит жизнь на дереве? Ты сейчас жалеешь об этом? Ты чувствуешь свою вину?»

И так вопрос за вопросом, доводя свою героиню до рыданий, которые тщательно на крупных планах фиксирует бездушная камера.

Она роется в грязном белье Волочковой — в буквальном смысле. Само по себе белье чистое, конечно, но Собчак, залезая в тумбочки и шкафы Волочковой и доставая оттуда ее экстравагантные наряды, откровенно глумится над дурным вкусом их хозяйки, над особенностями ее фигуры и внешности, выставляя себя эталоном вкуса. Она фиглярствует в балетной пачке на несколько размеров больше, пародируя Белого Лебедя. Она выставляет на переднем плане два бокала с вином, один из которых (ее) почти не тронут, тогда как другой — почти пуст («Она реально выпила, я ее не останавливала», — признается она Глебу Пьяных).

Волочкова, конечно, добровольно пошла на эту встречу, и многие эпизоды, как утверждает Собчак, были с ней заранее согласованы. Но Анастасия вряд ли могла предположить, какому глумлению подвергнет бывшая добрая подружка милый ее сердцу дом, все ее «творчество», личную жизнь, стиль. Разумеется, медийным персонам всякое лыко в строку — даже откровенная хула. Но смотреть на этот беспощадный и бессмысленный троллинг простодушного и доверчивого создания невыносимо.

Пройдя через увлечение серьезной журналистикой на «Дожде», участие в политической жизни и даже президентскую кампанию, к зрителям нежданно-негаданно вернулась… «блондинка в шоколаде», которую она как будто бы давно переросла. И впрямь переросла, пожалуй. Та эпатажная «блондинка» была относительно безвредна, хотя и задавала не лучшие стандарты поведения для легковерных девочек пубертатного периода, не умеющих отделить образ от реального человека.

Впрочем, все предыдущие «наработки» Ксения Собчак успешно монетизирует. Более двух с половиной миллионов просмотров одного только выпуска с Волочковой — наглядное тому доказательство.

Потому и Малахов грустный. Он так точно не сможет. До такого дна ему не добраться. Тут особый талант нужен. А главное — никого не жалеть.

Ирина ПетровскаяОбозреватель «Новой»

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/04/11/80181-v-dome-poveshennogo-govoryat-o-verevke?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com


Leave a Reply