Белоруссия и Украина судят шпионов друг друга

В Минске и Чернигове почти синхронно начались судебные процессы, в которых подсудимые обвиняются в шпионаже, пишет Независимая газета. В Белоруссии в закрытом режиме судят гражданина Украины Павла Шаройко. В Украине идет открытый процесс над гражданином Белоруссии Юрием Политико.

О том, что процесс над украинцем Павлом Шаройко уже начался, общественность узнала от его адвоката Ларисы Быковой. Как уже писала «НГ» ранее (см. номер от 21.11.17), Павел Шаройко был задержан в конце октября. В Белоруссии он находился в качестве корреспондента Общественной национальной телерадиокомпании Украины. Однако, по информации белорусского КГБ, это было лишь прикрытием, на самом же деле полковник Шаройко – сотрудник кадрового аппарата военной разведки Украины.

Согласно КГБ Белоруссии, в Минске, где он работал в качестве журналиста с 2011 года, Шаройко создал «шпионскую сеть» из белорусов, которые «за денежное вознаграждение выполняли его задания по сбору информации разведывательного характера». Сообщалось, что в рамках этого уголовного дела задержан также гражданин Белоруссии, которого обвиняют в измене родине. Однако с тех пор об этом человеке так ничего и не стало известно. Напомним, что, когда разразился этот шпионский скандал, из Минска был выслан советник посольства Украины в Беларуси Игорь Скворцов. «Шаройко признался в том, что координацию его разведывательной деятельности осуществлял сотрудник Главного управления разведки Министерства обороны Украины Игорь Скворцов, действовавший под прикрытием должности советника посольства Украины в Беларуси», – сообщил белорусский КГБ.

Буквально в те же дни в Чернигове началось слушание дела гражданина Беларуси Юрия Политико, которого также обвиняют в сборе «секретной информации в пользу иностранного государства». Задержан он был раньше своего «коллеги», находящегося в белорусском суде, – в июне 2017 года. Пока состоялись предварительные слушания, и они прошли в открытом режиме. Обвиняемый своей вины не признает и утверждает, что те признательные показания, которые он давал ранее, были сделаны под давлением: его били и даже «вывозили на расстрел в лес». «Когда уже стало совсем невыносимо, я вынужден был себя сознательно оговаривать и сознаться в совершении преступления, которого никогда не совершал, на ходу придумав вещи, которых никогда не было, и события, которые никогда не происходили. Далее они начали давать мне подсказки, с которыми я соглашался. Потом все снимали на телефон. Видео дублировалось несколько раз, потому что я запинался. Потом мне сказали, чтобы я все это подтвердил следователю, а если этого не сделаю, то они снова «пообщаются» со мной», – написал Юрий Политико в своем заявлении, адресованном посольству Белоруссии в Киеве. По словам Политико, его обвиняли в работе то на белорусскую разведку, то на российскую, хотя на самом деле ни на какую разведку он вообще не работал.

В силу закрытости таких дел, особенно в Белоруссии, местные аналитики не торопятся делать прогнозы дальнейшего развития событий. Тем более что первые предсказания не оправдались – ни политические, ни экономические отношения между Минском и Киевом никак не пострадали, совместные проекты не приостановлены, а главы государств демонстрируют полное взаимопонимание. В частности, Александр Лукашенко и Петр Порошенко, встретившись в ноябре в Объединенных Арабских Эмиратах, заявили, что «у них нет двухсторонних проблем». Ранее политический обозреватель Александр Класковский уже высказывал мнение, что Минск и Киев «найдут возможность договориться без лишнего шума и без тяжелых последствий».

Эксперты не исключают, что «дело Шаройко» может являться «зеркальным» ответом на задержание Политико, и в результате оба они завершатся обменом арестованными к взаимному удовлетворению. «Все страны шпионят друг против друга, всем нужна секретная информация, из-за которой и возникают такие ситуации, – считает адвокат и правозащитник Гарри Погоняйло. – Это обычная борьба шпионских учреждений». Он также не исключает, что два шпионских дела вскоре закончатся обменом. Как правозащитник Погоняйло выражает сожаление, что закрытость белорусского процесса не позволяет узнать, насколько соблюдаются права обвиняемого гражданина Украины.

«Для меня как правозащитника важно, чтобы при этом не нарушались права людей, которых привлекли к суду, в том числе их право на защиту. О том, есть ли претензии в этом смысле у нашего соотечественника, которого судят в Чернигове, мы все знаем благодаря прозрачности украинского процесса, роли в нем адвоката. Что касается белорусской ситуации, здесь все наоборот: не известно, когда суд; не известно, есть ли жалобы на здоровье у Шаройко, ознакомили ли его с обвинением вовремя – ничего не известно. Мы видим в этом последствие того, что адвокат в Беларуси лишен тех возможностей защищать клиента, которые есть у коллег в Украине», – полагает Погоняйло.

Источник: http://www.ng.ru/cis/2018-02-14/5_7172_belorus.html